Патриарх Кирилл и Рамзан Кадыров о природе терроризма

Богословское осмысление этого феномена должно проходить, как Христов «меч разделяющий» – вот эти наши, а вот эти – нет

ИГОРЬ БЕКШАЕВ, 28 Марта 2016, 09:08 — REGNUM  

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл ставит вопрос о природе терроризма. 23 марта на заседании Высшего Церковного Совета Русской православной церкви патриарх, выразив соболезнование родственникам и близким погибшим от террористических атак в Бельгии, сказал: «Все те объяснения, которые сегодня присутствуют в политическом дискурсе, идут по поверхности. Меня не покидает чувство, что никто по-настоящему не касается онтологических глубин проблемы. Откуда возникает такой радикализм? Что его питает? Какие внешние факторы влияют на возникновение мотивации к террористической деятельности? Думаю, терроризм нельзя отрывать от общего цивилизационного развития на нынешнем этапе исторического пути человечества. Что-то неправильно у нас идет, и терроризм — часть этой неправильности. А если рассматривать терроризм только как некое локальное явление, или даже глобальное, но связанное с весьма ограниченным идейным пространством, то это будет большой ошибкой. Думаю, необходимо и с богословской, и с культурологической точки зрения осмыслить это страшное явление и выявить его, как я уже сказал, онтологические причины».

Если «богословское осмысление» совершать по накатанной, то есть общими словами о том, что люди утратили истинную веру, сослаться на первородный грех, приложив десяток подходящих цитат, «богословски» попинать развращенный мир, то выйдет очередная дежурная белиберда с «богословской» оберткой. Так обычно все и осмысляется уже давно. Однако, кажется, патриарх Кирилл видит ошибочность такого направления мысли. По крайней мере локализовать явление, выделив отдельные очаги «неправильности», он не призывает, что уже неплохо. А еще лучше даже не пытаться локализовывать очаги «правильности», чем обычно богословы и заняты, если пожелают вдруг что-нибудь «осмыслить». Знаете, кто сейчас лучше и точнее всех богословски осмысляет проблему, к примеру, исламского терроризма? Сами мусульмане, их проповедники и даже государственные деятели. Когда глава Чечни Рамзан Кадыров говорит о террористах, что они никакие не мусульмане, он осмысляет проблему самым коренным образом. Потому что мусульман это уже прижало, перед ними вопрос встал лицом к лицу: выживет их религия или нет. Первое богословское осмысление должно проходить, как Христов «меч разделяющий» — вот эти наши, а вот эти — нет. А не наши есть все, кто использует различные «святые цитаты» для выражения, демонстрации, выхода своей злобы.

В руководстве Православной церкви есть умные люди. Разве они не понимают, что все эти мракобесы с хоругвями Сталина, искатели числа 666 на конфетных обертках и паспортах — вовсе не никакие «искренне заблуждающиеся», «имеющие право на свое богословское мнение» (вот ведь), а обычный обозленный балласт, пользующий религию как инструмент для паршивого и низкосортного политического троллинга? Что они, во-первых, даже для этой цели бесполезны, потому что троллинг пустой, а никакое «доступное», «минимальное» православие они не продавливают «в массы» в одной корзине со своими политическими причудами и никогда не продавят, и нет тут ни единого шанса, что такое «количество» способно перерасти в «качество», потому и смысла хотя бы молчаливо поощрять их глупые выходки никакого нет. Во-вторых, в перспективе эти люди крайне вредны, потому что зреют в среде своих брутальных идеологий, не одергиваемые абсолютно никем, и эта брутальность с годами только усиливается, не оставляя следа даже не веры, но уже и простой человечности. Вот это и есть потенциальный терроризм — сверхидея в куцых умах, обильно удобренная злобой.

Едва религия начинает оперировать своими идеями о влиянии на общество какими-то непостижимыми знаниями о мироустройстве, о Боге, то будьте уверены, что осваивать непостижимость возьмутся самые бездарные, встанут в первых рядах, попробуют в этом деле захватить инициативу, а если их никто не заметит, то они станут носиться со своими глупостями и стараться привить их как можно большему числу людей. Глупость, обуянная «высшими знаниями», сверхидеями, вот готовый экстракт, куда достаточно капнуть злобы, чтобы получился искомый терроризм. Или «революция» по типу майдана, если идейки помельче и поприземистей. В религиях особенно много «непостижимого», на что, как мухи, налетают те, кто не способен освоить даже таблицу умножения. Реализуют себя в непостижимом, раз уж постижимое не постигается. Даже не то что необразованность — глупость и бесцельность существования основа экстремизма, на которые «надеждой» наложено желание отомстить всем. Только вместо «всех» тут подставляется «бездуховный мир», «отступники». И образование не снимает проблему, скорее, иногда даже наоборот, потому что выталкивает не сильно умных людей на дно социума, где «капли» злобы, которыми могут их оросить, подействуют особенно эффективно, создав парниковый эффект с дальнейшим уже там, внутри себя, самоорошением.

Единственная прививка, которую можно и нужно организовать, — это деятельно учить всех добру. Потому что всех учить теории относительности невозможно, образование, как уже понятно, не снимает проблему, человек, накачанный знаниями, не становится тем самым автоматически добрее, и даже, честно скажем, не обязательно становится умнее, потому что способность вместить даже сложную методику и развитый ум — далеко не одно и тоже. И «духовное» образование так же бессмысленно ставить прежде элементарной прививки в человеке добра, потому что знания догматов могут освободить от любой ответственности, если догматы, говоря словами Писания, «упали при дороге» (Мтф. 13: 4, 19). А если совсем до конца развить мысль, то умный и добрый — это одно и то же, потому что доброта есть в том числе и правильное расположение ума, и его не обязательно должно быть много, довольно того, чтобы он функционировал без сбоев, исправно, логично, в доступном ему пространстве. Так и начать с социализации в добром расположении самых беспомощных, умом не крепких — есть первая ступень «богословского осмысления». С чего и начинал Христос, и после апостолы. С самых социальных низов надо начинать прививать добро, а не поощрять внедрение в их среду всяких хитрых политических паразитов, готовых поживиться за их счет.

Но прежде требуется научиться отделять этих паразитов от себя и от своих. Найти в себе мужество, чтобы подобно мусульманским проповедникам доброго ислама сказать: это не наши, это не христиане. Не ждать, когда они покажут зубы, а вот уже сразу начать избавляться от рыхлого состояния «ни то ни се», пока злоба в них сама не стала вылезать, пороча все доброе, что еще как-то чудом сохранилось и дает о себе временами знать.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня