Белая Русь: неизвестная война. Белорусское противостояние

Посвящается россиянам в знак благодарности за освобождение белорусского народа от шестивекового литовско-польского ига

АНАТОЛИЙ ШЛЫКОВ, 21 Января 2016, 09:12 — REGNUM  

Часть 2

Прошедший 2015 год был юбилейным. 220 лет тому назад, в 1795 году, Россия освободила белорусский народ от шести веков литовско-польского ига. По всем правилам должны были пройти в Беларуси праздничные торжества. Но не хотят белорусские «идеологи» вспоминать об этом величайшем событии.

Не хотят, потому что это может не понравиться Западу. И вот уже рассказывают они белорусскому народу о европейских традициях Белой Руси, когда-то входившей в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. И поэтому, как грибы в лесу, появляются на белорусских землях памятники литовским князьям и канцлерам.

Изобретают белорусские ученые теорию «балтского субстрата» и пытаются доказать, что именно этот субстрат явился тем фундаментом, на котором произошло этническое формирование белорусов. Утверждают ученые Института истории НАН Республики Беларусь, что мы, белорусы, больше балты, чем славяне, а значит, нет у нас ничего общего с русскими.

Но это ложь. Белорусский народ никогда не согласится с местными «идеологами». Переименование Западной Руси на Белую Русь, и даже образование суверенного государства Республика Беларусь, не могут быть причинами для отказа от своей национальности. Мы всегда были русскими, и даже сейчас, когда нас официально называют белорусами, мы остаемся быть русскими.

Да, по стране проживания мы считаемся белорусами. Точно также жителей России, самых разных национальностей, называют россиянами. Только вот в России никто не пытается убедить русских, что они не русские. Но почему это хотят сделать в Беларуси? Почему кто-то хочет обрубить наши корни, уходящие вглубь веков? Кто у нас в Беларуси так боится русских?

В 1500 году, когда народ Белой Руси находился под Литовско-польским владычеством, латинский каноник из Кракова писал: «Из всех народов, носящих имя христиан, но отдаленных от Римской церкви, нет ни одного, который был бы так непоколебим в защите своего схизматического заблуж­дения, как народ русский. По упорству в своей схизме русские не верят никакой предлагаемой им истине, не принимают никакого убеждения и всегда противоречат; убегают от ученых католиков, ненавидят их учение, отвращаются от их наставлений. Признают только самих себя истинными последователями апостолов и Первобытной Церкви и все анафематствования против них из Рима считают вечным для себя благословением». (Исторический очерк церковной унии. Протоиерей Кон­стантин Зноско. — Минск, 2004).

Вот так наши предки, даже находясь под иностранным игом, хранили Православную Веру и оставались русскими. Признавали это и завоеватели. Раздраженные слова польского каноника это убедительно доказывают. И сейчас мы можем гордиться стойкостью и решительностью наших предков. Вот об этом нашим детям в школах должны рассказывать преподаватели.

Борьба народа Белой Руси продолжалась на протяжении многих столетий. Так, в 1620 году на проходившем в Варшаве сейме, православными послами были затребованы от Польши свобода Православной веры и восстановление иерархии. Польский король, узнав об этом, в гневе изрек: «Я скорее лишусь короны, чем дам вам иерархию».

В ответ на это жители Витебска заявили о своей приверженности Православию. Решение это было столь единодушно, что в Витебске оставалось едва несколько униатов. Витебский воевода, видя такое возмущение против королевской власти, собрал в ратуше суд над мятежниками. Но жители Витебска отказались принимать униатство и «с воплем и угрозами бросили свои шапки в кучу перед ратушей в знак непослушания, а вслед за этим совершили и явное восстание».

С тех пор прошло 395 лет. Уже не принято у жителей Витебска бросать свои шапки в кучу перед городской ратушей. Свой протест они выражают другими способами. В 2014 году витебчане дружно взялись за ремонт старых «Жигулей», давно стоящих на приколе. Для чего? А для того, чтобы потом сжечь их на Ратушной площади в знак протеста против установки памятника литовскому князю Ольгерду.

Надо сказать, что белорусские спецслужбы только им известными способами узнали о планируемой акции. Вынуждены они были ввести план перехвата. И вот тут следует задуматься: почему КГБ вынужден разводить в разные стороны чиновников и народ? Почему милиция вынуждена была установить круглосуточную охрану памятника «национальному герою Беларуси?».

Как получилось, что такой спокойный и миролюбивый народ вынужден был решиться на такие крайние меры? Почему нет мира между белорусским народом и «идеологами»?

Охранники в форме патрулируют территорию возле памятника и меняются каждые восемь часов.

На протяжении многих лет белорусы убеждали чиновников не делать таких опрометчивых шагов. Но не захотели они слушать свой народ. Что с этого получилось — очень хорошо видно на фотографиях.

Перед памятником — чиновники и полтора десятка человек, в основном «свядомые». Жители города проигнорировали это событие. Попытка чиновников сделать литовского князя «белорусским национальным героем» провалилась. Расчет на туристов не оправдался.

Примечательна фотография трех российских девочек, лет двенадцати, с российскими триколорами в руках. Не по-детски серьезные лица говорят о многом. Группа россиян стоит на противоположной стороне дороги на расстоянии 200 метров от памятника. Не захотели они подходить ближе, даже, несмотря на то, что эта улица является пешеходной зоной.

Через десять лет эти девочки и их белорусские сверстники будут определять отношения между нашими народами. Как повлияет на эти отношения установка в Витебске памятника злодею России и гонителю христиан, догадаться не трудно.

А в это время к памятнику пытаются прорваться несколько «Жигулей». Уже за три квартала до памятника их досматривают и разворачивают назад. Придраться не к чему, разве только к бензобаку, заправленному «под горлышко». Спецслужбы понимают, что эти водители могут попытаться проехать к месту «торжества» на других автомобилях, а это явно не входит в их планы.

Чиновников торопят. Тут уже не до праздничных речей в честь литовского князя. Их произнесут на следующий день при открытии детского сада в микрорайоне Медцентр. В детском саду намного безопаснее. Чиновники расскажут, каким хорошим был литовский князь Ольгерд. Дети им поверят.

Мы спрашиваем: что происходит в нашем государстве? Почему чиновники вынуждены прятаться от своего народа?

09.01.2012 г. Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший Экзарх всея Беларуси, Филарет, отвечая на письмо заместителя уполномоченного по делам религий и национальностей Республики Беларусь В.Б. Ламеко, определенно выразил позицию Православной Церкви по отношению к Ольгерду: Здесь уместно вспомнить, что и при жизни, не без оттенка язвительности, Ольгерда именовали «Великим королем огнепоклонников».

Можем ли мы, православные христиане, ставить под сомнение слова своего Пастыря, сказанные в 2012 году?

Как можно было додуматься установить памятник огнепоклоннику напротив Свято-Воскресенской церкви? Неужели наши чиновники не понимают, что это оскорбление верующих?

У нас, в Беларуси, каждый православный христианин знает, что грабил Ольгерд церкви и монастыри: «опусто­шил этот полководец город Херсон и умертвил большую часть его жителей, и похитил церковные сокровища». (История государства Российского. Т. 5. — М., Наука, 1993. — с. 13−14).

Должны знать чиновники, что мы, православные христиане, будем добиваться сноса этого памятника, даже, если для этого потребуется не один десяток лет. За свою 2000-летнюю историю мы научились отстаивать свои христианские ценности, и в этом никто не должен сомневаться.

Против памятника Ольгерду и ветераны Великой Отечественной войны. Не для того они проливали свою кровь, чтобы спустя 70 лет после освобождения Витебска установить памятник чужому князю.

Категорически против памятника казаки Витебска и Витебского района. Казаки по своему определению — это православные христиане и воины.

Не согласны с установкой памятника и воины-интернационалисты. Как никто другой понимают они, что учить наших детей патриотизму мы должны на примерах своих героев, а не чужих.

Да, мы крепим свою оборону на земле и в воздухе, но при этом должны понимать, что наш противник не сидит, сложа руки. Он ищет брешь в этой обороне, и когда не находит ее, то пробивает ее там, где мы совсем не ожидали. И, конечно, стремится сделать это незаметно.

Такую брешь ему удалось пробить. Министерство культуры и Институт истории НАН Беларуси в настоящее время являют собой огромную черную дыру, через которую к нам устремилась нечисть, уже успевшая натворить в нашем краю столько бед.

Именно эта нечисть убедила витебских «идеологов» подвергнуть жестоким пыткам монахинь Свято-Духова монастыря. Об этом мы рассказали в книге-летописи «Витебская Голгофа». Но сделаны ли нашими чиновниками какие-либо выводы? Нет. Всё спускается на тормозах, а нечисть тем временем продолжает свою разрушительную деятельность.

Да, мы отразим все нападения извне, но получим удар в спину в своей же стране, если не наведем в ней порядок.

Мы должны понять, что Польше очень хочется, что­бы памятники литовским князьям стояли в каждом на­селённом пункте. Это часть её стратегии по реанимации своего государства — Речи Посполитой. Польша хочет ввести в сознание каждого белоруса литовскую составляющую взамен белорусской.

Мы все понимаем, что возврат к границам государ­ства Речи Посполитой, существовавшего несколько ве­ков назад — это абсурд. Но на Западе относятся к этому вполне серьёзно. Совсем недавно был установлен памят­ник литовскому князю Витовту. На очереди Миндовг, Гедимин — такое заявление сделало наше Минкультуры.

О каком единстве народа и чиновников у нас в Беларуси может идти речь? Мы видим размежевание и отчуждение. Срочно надо принимать меры, иначе ждет нас украинский сценарий.

А началось все это еще в 2010 году, перед предыдущими президентскими выборами. Мы как-то привыкли считать, что угроза для Беларуси обычно исходит от наших «свядомых». Но это не так. Появилась новая сила, состоящая сплошь из одних чиновников.

Это они в декабре 2010 года объявили Пушкинский мост «нейтральной территорией» и назначили там встречу. Это они шли толпой по мосту навстречу прихожанам Свято-Духова монастыря. Это они предъявили ультиматум и потребовали переселения монахинь в приют для лиц без определенного места жительства, а по-простому — в ночлежку для бомжей. Это они пришли в монастырь и заявили, что на месте монастырской библиотеки будет зал для приема делегаций. А когда мы ответили отказом, то услышали в свой адрес: «Вы возомнили себя богом». Более сотни верующих стояли в тот момент перед витебскими «идеологами».

Откуда у наших госслужащих столько злобы? Десятки и десятки чиновников, целые отделы. Кто сумел построить их в кагорты и направил против белорусского народа?

И вынуждены мы опять вспомнить Джина Шарпа. Это по его учению в Беларуси создается колонна под номером шесть. Об этом событии не делается громких заявлений. По замыслу создателей шестая колонна является секретной.

На Западе понимают, что, используя только одних «свядомых», государственный переворот в Беларуси не устроишь и поэтому в Евросоюзе принимают решение развалить Беларусь изнутри. Эта непростая задача возлагается на белорусских чиновников. Это их построил Госдеп в когорты.

Действуют они жестко, решительно. В 2010 году, зимой, в самый разгар подготовки к президентским выборам, в женском монастыре отключили тепло, воду, канализацию. В лютые морозы во время сна три монахини получили обморожения.

До штурма Дома правительства в Минске оставалось три дня.

Продолжение следует.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня