Почему истеблишмент США боится Трампа? Запад накануне крупных перемен

Обзор блогосферы

ЮРИЙ БАРАНЧИК, 21 Марта 2016, 01:20 — REGNUM  

Интересная информация поступает из-за океана относительно текущей избирательной кампании в президенты США. Мало того что против Трампа работают почти все ведущие СМИ США, находящиеся под контролем «клинтонитов», — это естественно, с февраля месяца против Трампа стала работать и республиканская агитация. По данным, которые приводят американские СМИ, на агитацию против Трампа направлено 47−49% республиканского бюджета на избирательную кампанию. Возникает вопрос: если с демократами все понятно, то чем же Трамп так не угодил истеблишменту республиканцев (за исключением клана Бушей), что те готовы даже к поражению на выборах от своих заклятых врагов демократов и одной из самых одиозных фигур американской политики последних двадцати лет Хиллари Клинтон?

Ответ на этот вопрос кроется в общем кризисе той двухпартийной системы «демократии», которую выработали бенефициары западной политической системы после Второй мировой войны. Кого следует понимать под бенефициарами и владельцами современного мира? — По сути, это несколько тысяч семей (15−20 тысяч) в мировом масштабе, которые переплетены между собой родственными (в том числе королевскими) и бизнес-связями, которым принадлежит около 80−90% всей мировой собственности. Реально во главе каждой из ведущих западных стран, ограничимся теми, которые входят в Джи-7 или Джи-20, стоит одна группа людей из 300−500 семей, в случае США — около 1000−1500 семей, а в случае Южной Кореи — 5 семей (чеболей), которые определяют основные направления развития страны.

Об узкой семейственности в престолонаследии США, в частности, говорит тот факт, что практически все они являются родственниками: «Все президенты США (включая Барака Обаму) за исключением Мартина Ван Бюрена являются потомками короля Иоанна (Джона) Безземельного. Он же брат короля Ричарда Львиное Сердце, он же король, с которым по легенде боролся Робин Гуд. Помимо прочего, они все приходятся друг другу дальними и ближними родственниками. Если верить «Википедии», то Обама вообще один из самых «крутых» по части родственников. Он потомок Бриана Бору (король Ирландии), Эдуарда I (король Англии, внук Джона) и Вильгельма I (король Шотландии). Стоит отметить, что, в отличие от подавляющего большинства афроамериканцев, в жилах Барака Обамы нет ни капли крови американских чернокожих рабов, зато немало королевской крови. Дело в том, что по линии матери предки Барака Обамы — первопереселенцы Эдвард Фицрандольф (1607—1684/5) и Марта Эльтонхед (1628−1689), через которых Барак Обама является потомком короля Шотландии Вильгельма I (1143 — 1214), короля Англии Эдуарда I (1239 — 1307), которые, в свою очередь, были потомками Ярослава Мудрого (978—1054).

Всех 43 президентов США на вершину власти провели европейские королевские родословные? 34 из них были генетическими потомками одного человека, Карла Великого, короля франков. 19 — прямыми потомками короля английского Эдуарда III. На самом деле, американские выборы каждый раз выигрывал кандидат в президенты с наибольшим процентом европейских королевских генов (…). Если Америка объявила о своей независимости от европейских монархий в 1776 году, как это возможно, что каждый президент происходит от европейских монархов? Если президенты, как нам говорят, демократически избраны, каковы шансы, что всегда будет сделан выбор в пользу членов английских и французских королевских династий, чтобы править Америкой? Президенты США являются такой же королевской династией, как и представители всех исторических монархий в Европе, откуда идет их родословная».

Таким образом, по сути дела, США уже более 200 лет правят европейские королевские семьи, а для того, чтобы народ не видел тайные пружины и механизмы управления страной, элитой был придуман механизм так называемой двухпартийности. Соответственно, вся двухпартийная политическая система в США является не более чем ширмой для сокрытия от широких народных масс реально осуществляющегося королевского правления. Но ведь точно такая же ситуация сложилась и в Европе, на которую после Второй мировой войны был перенесен «успешно» зарекомендовавший себя в Британии и США метод управления народными массами под видом избирательной двухпартийной модели демократии.

«Парламентские выборы в Испании, как и ранее во Франции, Польше, Греции, демонстрируют распад двухпартийной модели, которая доминировала до последнего времени в большинстве стран Запада. На авансцену выходят новые, внесистемные, радикальные правые и левые партии. Они уверенно теснят правящие уже много лет по очереди системные лево‑ и правоцентристские партии.

Многие десятки лет в Европе торжествовала та политическая модель, что и в США. Формально, конечно, существует множество партий. Однако на деле у власти поочерёдно сменяют друг друга лишь две. Одна, левоцентристская — за сокращение разрыва между богатыми и бедными, повышение налогов на богатых и дополнительные социальные блага для бедных. Другая, правоцентристская — за снижение налогов, рост военных расходов, духовные скрепы… В США — Демократическая и Республиканская партии, в Великобритании — лейбористы и консерваторы, в Испании — Социалистическая рабочая и Народная партии, во Франции — социалисты и республиканцы, в Германии — СДПГ и блок ХДС\ХСС и тому подобное.

При этом с течением лет оба крыла всё меньше отличались друг от друга и своим внешним поведением, и риторикой. Глянцево-гламурные лидеры, как и прочие партийные карьеристы, — бюрократы в костюмах с галстуками и гладкой речью, в которой всё труднее найти живое слово, — они делали пропасть между обществом и властью всё большей».

В результате — под наплывом экономических и политических проблем, эта «виртуальная политическая реальность» стала трескаться по фасаду по всей Европе. Так, в Испании на последних парламентских выборах в конце декабря 2015 года традиционно первые места заняли Народная партия и Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) — 28,7% и 22%. Однако третье место с хорошим результатом (20%) заняла партия-новичок «Подемос» («Мы можем»), созданная только в 2014 (!) году, а четвертое с результатом 13% — партия «Граждане».

В Греции много лет, как и в других западных странах, у власти сменяли друг друга две партии: левоцентристская ПАСОК и правоцентристская «Новая демократия». Но в 2015 году в январе и в сентябре на парламентских выборах победила коалиция радикальных левых (анархистов, социалистов, коммунистов и т.д.) СИРИЗА.

Во Франции Национальный фронт, возглавляемый Марин Ле Пен, при выборах глав регионов победил в первом туре в 6 из 13 департаментов, и только объединение против нее двух правящих партий во втором туре позволило им перехватить успех НФ: «Социалисты сняли своих кандидатов в пользу республиканцев — как меньшее зло — в тех регионах, где НФ добился наибольшего успеха. В итоге НФ по итогам второго тура не смог победить ни в одном из регионов. В пяти регионах победили социалисты, в семи — республиканцы, а на Корсике — местная социал-националистская партия «Вместе за Корсику». Тем не менее во втором туре, несмотря на все усилия оппонентов, за партию проголосовало ещё больше избирателей, чем в первом. По сравнению с предыдущими выборами 2010 года результат НФ по стране вырос втрое.

Как отмечают эксперты, «французскому политическому истеблишменту удалось предотвратить победу «Национального фронта». Однако это было достигнуто путем избирательных манипуляций и вопреки демократической воле граждан. Несмотря на то, что «Национальный фронт» стал ведущей политической силой Франции, набрав 28% голосов, ни Марин Ле Пен, ни ее племянница Марион Марешаль — Ле Пен не смогли одержать победу в своих избирательных округам во втором туре, хотя до этого они опережали соперников с большим отрывом. Практически речь идет о самоликвидации двухпартийной системы во Франции. Остановить НФ правящим элитам удалось лишь ценой сговора право‑ и левоцентристских партий, однако это пиррова победа, так как она выхолащивает смысл из демократического процесса и лишает французов альтернативы».

«Рухнула в этом году прежняя двухпартийная система и в Дании, состоявшая традиционно из борьбы за власть между блоком «Социал-демократы» (СД) и праволиберальной «Венстрё». На первый взгляд, их благополучию как раз здесь ничего не угрожало. Экономика растёт, уровень безработицы неуклонно снижается. Дания с её социальными стандартами и высоким уровнем жизни — одна из самых процветающих стран Старого Света. В 2014-м именно в Дании был зафиксирован максимальный в Европе средний уровень почасовой оплаты труда — более 40 евро. Тем не менее и в этой вполне благополучной стране произошло политическое землетрясение. Хотя СД выиграла с 26,3%, на второе место, оттолкнув локтями праволибералов из «Венстрё», вспрыгнула радикально правая Датская народная партия (ДНП) с более чем 21% голосов. Успех ДНП объясняется их жёсткой антииммигрантской риторикой и критикой ЕС».

И последний европейский пример из этой же области — последние региональные выборы в Германии, на которых успех праздновала новая партия «Альтернатива для Германии» (АдГ), основанная совсем недавно — 6 февраля 2013 г. Она прочно закрепила за собой третье-четвертое место в борьбе на будущих парламентских выборах. Так, на выборах в ландтаги южного Баден-Вюртемберга она заняла с 15,1% голосов избирателей третье место после «Зеленых» (30,3%) и ХДС Меркель (27%), отодвинув на четвертое место СДПГ с 12,7% голосов. На прошлых выборах в 2011 году расклад в вюртембергском ландтаге был таков: ХДС — 39,01%, «Зеленые» — 24,20%, СДПГ — 23,13, СвДП — 5,27%. У остальных партий было меньше 3%.

В западной земле Рейнланд-Пфальц АдГ с 12,6% также заняла третью строчку. СДПГ незначительно упрочил свое лидерство, получив на 0,5% больше, чем в 2011 г., — 36,2%. Христианские-демократы потеряли 5%, набрав 31,8%. Неудачниками гонки можно назвать «Зеленых», потерявших дюжину процентов — 5,3%. Лучший результат АдГ показала в Восточной Германии, где особенно сильны правые настроения. «Альтернатива для Германии» с 24,2% вошла в ландтаг Саксонии-Анхальта в качестве второй крупнейшей партии. ХДС потеряла 2,7%, но с 29,8% осталась лидером местного парламента. Третье место у «левых» — 16,3%.

То есть весь политический центр Европы, включая Британию, оказался охвачен борьбой народа и среднего класса против узкой прослойки элитократии, которая осуществляет реальное управление странами, лишь имитируя демократию, свободу слова и выборы для отвлечения масс от тех мест, где и происходит реальное принятие решений. Поэтому причина происходящей деградации европейского политического класса состоит в том, что «политические элиты Западной Европы стали за последнее десятилетие «кастой неприкасаемых», произошло их отчуждение от гражданского общества, полностью исчезло понятие национальных интересов. Во внешней политике эти элиты слепо подчиняются диктату США, во внутренней — навязывают обществу ультралиберальные ценности, включая права сексуальных и этнических меньшинств.

Этот процесс проходит на фоне уничтожения среднего класса, непомерного раздувания социального государства, содержание которого поглощает львиную долю ВВП. «Усиленное налогообложение трудовой части населения и содержание многомиллионной армии «социальных иждивенцев» подрывают перспективы экономического роста во Франции и других странах Западной Европы, а идеологический саботаж семейных и консервативных ценностей лишает граждан жизненной мотивации и веры в государство».

И вот проходящие в США выборы демонстрируют абсолютно ту же картину: народ устал от имитации демократии в виде борьбы двух нанайских мальчиков — Демократической и Республиканской партий, во главе которых стоит один и тот же большой клан американских семей, объединенных системой клубов — Бильдербергского, «Черепа и кости», «Трехсторонней комиссии» и так далее. Именно поэтому против Трампа объединяются «как бы» противники — элиты Демократической и Республиканской партии, а на самом деле, как мы показали, единое и узкое ядро (около 1500 семей), которые правят США вне зависимости от приходящих президентов. Именно для этого в США существует такой институт, как вице-президент, который и является подлинным ставленником американской элиты как для контроля над президентом, так и для осуществления реальных и скрытых функций управления от американской администрации.

Последние новости из США только укрепляют нас в мысли адекватности сделанного анализа происходящих событий. Приведу только два факта. Так, «в данный момент среди руководства Демократической партии происходят совещания, на которых совершенно серьезно обсуждается вопрос о том, что делать в том случае, если Хиллари Клинтон вынуждена будет снять свою кандидатуру в связи с тяжестью выдвинутых против нее обвинений. Двое ее сотрудников уже прибегли к пятой поправке для отказа от дачи показаний, а это позволяет переквалифицировать дело из административного в уголовное.

Кроме того, стало известно, что главный IT-специалист, налаживавший сервер, который Хиллари незаконно использовала для служебной переписки, поет соловьем в комиссии конгресса по расследованию инцидента в Бенгази, и из его показаний следует, что она «сделала это не для удобства, а для того, чтобы скрыть от президента свою несколько излишнюю самостоятельность в принятии решений, на которые у нее не было полномочий». Соответственно, можно ожидать усиления медийной атаки против Трампа.

Вторая новость вообще из ряда вон выходящих — королева Британии объявила о том, что она не сможет дать аудиенцию президенту США Обаме, когда он приедет в Лондон. В контексте вышесказанного причина отмена аудиенции Обамы у королевы Британии понятна и старшекласснику: так как Обама реально пошел против ставленника британской короны в США Хиллари Клинтон, британский королевский дом решил устроить ему обструкцию, тем самым показав реальное положение дел в пресловутой байке о трансатлантическом единстве Британии и США.

Президентство Трампа может стать тем оселком, который позволит скинуть владычество над миром тех, кто правит им с середины семнадцатого века, и власть которых не смогли сместить ни французские, ни русские революционеры в мировом масштабе. И они — реальные властители мира — прекрасно понимают, что ось Путин — Трамп очень быстро нанижет все европейские столицы на себя, мир скинет с себя ярмо вековых «угнетателей» и сможет тратить средства не на гонку вооружений или смену гаджетов раз в полгода, а на реальные проблемы человечества.

Кстати, именно об этой борьбе в мировом и историческом масштабе иносказательно говорят и наиболее культовые фильмы последних лет — трилогия «Матрица», «Восхождение Юпитера» и, особенно в данном контексте, фильм «Обливион», который из далекой фантастической реальности на самом деле возвращает нас в тот период истории западной цивилизации — середина семнадцатого — начало восемнадцатого столетия (по скалигеровской хронологии), на котором и должны концентрироваться все наши первые и главные вопросы.

ПС. Желающим более плотно ознакомиться с данным вопросом, рекомендую, в частности, ознакомиться с работами по логистической теории цивилизации Игоря Шкурина здесь и здесь.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня