Германия склеивает Евросоюз мифической внешней угрозой

Наступление «левых» в Испании, Греции и Португалии, а «правых» — в Венгрии, Польше и на Балканах дезавуирует европейское лидерство кабинета Меркель

КАМРАН ГАСАНОВ , 7 Марта 2016, 13:10 — REGNUM  

С 2014 г. немецкие и европейские эксперты пытаются нивелировать геополитические победы России. «Чтобы понять политику России, недопустимо заострять внимание на теориях о конкуренции великих держав. Ее действия скорее определяются положением внутри страны, чем законами международных отношений», — пишет Йонас Гретц. Эксперт цюрихского Center for Security Studies выражает устоявшееся в ЕС мнение о том, что президент Владимир Путин якобы «эксплуатирует» конфликт на Украине для получения поддержки населения. Когда воссоединение Крыма блокирует «Drang nach Osten», а прибытие российского полка в Латакию — прыжок немецкой «Пантеры» в Сирию, Берлин включает информационную кампанию. Два года спустя после Крыма к тактике «геополитика ради электората» прибегает само правительство ФРГ.

3 марта в Лондонской школе экономики министр финансов Германии Вольфганг Шойбле выражал уверенность в том, что Россию пугает «мягкая сила» Евросоюза, приближающаяся к ее границам. «Вот почему [Владимир Путин] пытается ослабить Европу, раскалывая нас и склоняя нас думать в узких категориях национальных интересов, а мы не должны лить воду на его мельницу», — сказал немецкий министр.

В германском истеблишменте всерьез задумались о том, что без союзников во внешней политике невозможно конкурировать с Кремлем и Белым домом ни на Украине, ни на Ближнем Востоке. Канцлер Ангела Меркель, ранее главный противник уступок Британии, превратилась чуть ли не в главного адвоката Дэвида Кэмерона на европейском уровне. ЕС нуждается в поддержке Соединенного королевства во внешней политике для защиты «наших ценностей и интересов в мире», заявляет Меркель перед саммитом ЕС. Берлин соблазняет Даунинг-стрит экономическими бонусами: «Есть большая разница, являешься ли ты частью внутреннего рынка или нет», — говорит Шойбле. На встрече в Брюсселе Кэмерон выторговал для Лондона исключения по социальным выплатам для мигрантов. Едва ли Восточная Европа уступила бы без поддержки влиятельного немецкого канцлера.

Тем временем министр обороны Урсула фон дер Ляйен пытается по крупицам выстроить европейскую армию. В начале февраля она согласовала с голландским коллегой Жанин Хеннис-Пласшерт частичную интеграцию войск двух стран. Размещенные в Шлезвиг-Гольштейне элитное немецкое подразделение в составе 800 солдат, ответственных за охрану морских границ и антитеррористические операции, будет интегрировано в ВМС Голландии. Объединение завершится к 2018 году.

Параллельно Франция и Британии договорились о создании беспилотников нового поколения. «Эта программа … базируется на платформе многоцелевых дронов. … Мы планируем инвестировать 2 млрд евро», — заявляют Дэвид Кэмерон и французский президент Франсуа Олланд после встречи в Амьене 3 марта.

Пока его коллеги занимались Британией и обороной, министр внутренних дел ФРГ отправился в Магриб решать насущные внутренние проблемы. 29 февраля и 1 марта Томас де Мезьер запустил механизм репатриации граждан Марокко, Алжира и Туниса из Германии. Несмотря на это, главное «африканское окно» в Европу — Ливия все еще открыто. 5 февраля Дер Ляйен обсуждала со своими коллегами в ЕС возможную европейскую интервенцию в Ливию.

Стараются не только политики, но и медиагруппы. Süddeutsche Zeitung и N24 пишут об обстреле больниц и массовой панике мирян в Сирии из-за якобы «кассетных бомб« ВВС России. 1 марта канал ARD взял интервью у сирийского лидера Башара Асада. Используя в новостях вырванные из контекста слова, канал старается вбить клин между Асадом и Москвой. «Они пришли в Сирию не для поддержки сирийского президента», — говорит Асад. Когда журналист попытался выторговать комплимент от президента в адрес Германии за прием беженцев, то получил от него «холодный душ»: «Не было бы более гуманно позволить этим людям остаться в своей стране?» Запад не должен был подгонять терроризм и «вмешиваться в дела» Сирии, говорит президент. В его словах кроется упрек на удушающие экономические санкции ЕС при участии Берлина. Кульминацией интервью стал вопрос «об особой роли Германии». Асад ответил так: «Я не могу говорить о роли, когда нет независимости». Он считает, что политика Германии это copy and paste (копировать и вставить) того, «что говорят и делают американцы». Риторические «уколы» Дамаска вызвали резонанс в Берлине. Уже на следующий день Ангела Меркель критикует тот факт, что Германия способна только строить фабрики и торговать. «Мы также будем брать ответственность в открытом мире за то, что происходит за пределами европейских границ», — заявила она на мероприятии в федеральной земле Рейнланд-Пфальц.

Дипломатия и информационная кампания пока не дают реальных результатов для кабинета Меркель. Из-за нарастающего миграционного кризиса Христианско-демократический союз утрачивает доверие 60% немцев (последний опрос ARD). Наступление «левых» в Испании, Греции и Португалии, а «правых» — в Венгрии, Польше и Балканах дезавуирует европейское лидерство канцлера. Неудивительно, что министр финансов ФРГ пытается сплотить ЕС наличием придуманной им «российской угрозы».

Перефразируя баденского политика и историка XIX века Карла фон Роттека, отметим, что всякое преуспеяние России, развитие ее внутренних сил, увеличение ее могущества бедствие и несчастье кабинета Ангелы Меркель.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня