«Пока Эмомали Рахмон устраивает Москву, ситуация останется стабильной»

Власти Таджикистана пытаются балансировать между интересами России и Китая

Душанбе, 2 Марта 2016, 15:25 — REGNUM  «Пекину невыгодно, чтобы весь среднеазиатский регион вошел в Евразийский экономический союз, так как в этом случае Китай лишится огромного рынка, куда его товары различными путями доставлялись либо с низкими таможенными пошлинами, либо вообще без них», — заявил в интервью корреспонденту ИА REGNUM политолог из Таджикистана на условиях анонимности.

ИА REGNUM: В последнее время критики президента Эмомали Рахмона утверждают, что он пытается укрепить положение своей семьи и фактически устраняет оппонентов. Так ли это?

Таджикистан стремительно превращается в тоталитарное государство. За последние несколько лет власти Таджикистана систематически занимались уничтожением оппозиции. Особенно это было заметно перед последними президентскими выборами (состоялись 6 ноября 2013 года. — Прим. ИА REGNUM ).

Последней стала Партия исламского возрождения. Руководство Таджикистана решило найти повод, чтобы закрыть ее, хоть эта партия изжила себя и никогда, с момента завершения гражданской войны, не претендовала на власть, довольствуясь только мелкими подачками со стороны властей. Сегодня просто исчезла необходимость в ее существовании.

СМИ и правозащитные организации за последние годы тоже сталкиваются с жесткими нападками со стороны правоохранительных структур республики: аресты, громкие судебные иски и блокировка неугодных сайтов. Это привело к появлению самоцензуры в прессе.

Таким образом, власти Таджикистана создали себе благоприятную среду для внедрения системы семейного правления и грубейших нарушений международного права.

Сегодня в системе госуправления десятки родственников президента Таджикистана занимают высокие посты, и этот процесс набирает обороты. А намеченным весной этого года референдумом по вопросу о внесении изменений и дополнений в Конституцию Таджикистана, президент страны фактически обеспечит себе вечное правление.

ИА REGNUM: В соседней Киргизии президенты Аскар Акаев и Курманбек Бакиев также приводили во власть своих родственников, но позже были свергнуты. Возможен ли такой сценарий в Таджикистане?

В отличие от Киргизии, где семейное правление дважды заканчивалось государственными переворотами, Таджикистану это не грозит.

Дело в том, что власть в Таджикистане слишком сильна, так как все неугодные властям фигуры либо сидят в тюрьме, либо находятся за пределами страны. Сейчас все находящиеся у власти поддерживают президента, так как от этого зависит благополучие их семей.

К сожалению, практика семейного правления в стране дошла до самых низов. Практически во всех госструктурах чиновники пытаются тянуть за собой своих родственников. А так как практически все должности в Таджикистане покупаются и продаются, государственная система превратилась в клановый рынок, куда обычный образованный гражданин попасть не сможет.

ИА REGNUM: Вступит ли Таджикистан в Евразийский экономический союз в ближайшие годы?

Таджикистан никогда не заявлял о намерениях войти в Таможенный и Евразийский союз. В заявлениях всегда отмечалось, что официальный Душанбе занимается изучением документов. Сегодня Таджикистану вступать в ЕАЭС невыгодно. Государственный бюджет в основном заполняется за счет налогов и таможенных пошлин, а, вступая в ЕАЭС, страна фактически лишается значительной части таможенных пошлин.

Средний бизнес Таджикистана за последние годы только начал развиваться. Вступив в ЕАЭС и допустив на рынок страны крупные российские компании, страна обречет местных предпринимателей. Такая ситуация сейчас наблюдается в Казахстане и в Киргизии.

ЕАЭС — это фактически копия Европейского союза, где якобы все равноправны, а на самом деле Германия превратила всю Европу в свою кормушку.

Думаю, в ближайшие пару лет Таджикистан не вступит в ЕАЭС, поскольку семья Эмомали Рахмона, которая контролирует практически 70% всего импорта товаров в страну, а также владеет практически всеми крупными отечественными предприятиями, лишится значительных доходов.

ИА REGNUM: Между Таджикистаном и Киргизией периодически вспыхивают конфликты, иногда с применением оружия. Поможет ли программа ООН «Трансграничное сотрудничество для достижения устойчивого мира и развития» решить эту проблему?

Конфликты на таджикско-киргизской границе были всегда, даже в годы Советского союза. Причины конфликтов в основном бытовые: распределение воды и земли. Проблема в том, что определенным внутренним и внешним силам выгодны данные конфликты, поэтому они и провоцируют их, а жертвой в итоге становятся рядовые граждане обеих стран.

В первую очередь конфликты нужны наркобаронам и лицам, занимающимся контрабандой товаров через границы.

Провоцируя конфликты, они фактически отдаляют народы двух стран друг от друга и подрывают отношения между республиками. Благодаря этому границы по сегодняшний день остаются неразделенными, а десятки коридоров для контрабандистов — открытыми.

Конфликты, произошедшие в 2015 году, имели политический характер. Оппозиционные нынешнему руководству Киргизии силы, живущие в приграничных районах, путем разжигания конфликтов пытались заручиться поддержкой народа, чтобы вернуться к власти. И, по моим данным, некоторую власть они себе вернули.

Что касается деятельности международных организаций по смягчению конфликтов в приграничных районах, за последние 20 лет в решение этих проблем были вложены сотни миллионов долларов, но ситуация никак не изменилась. Это признают и люди, которые занимались реализацией этих проектов.

Международные организации, которые работают в регионе, погрязли в коррупции, как и весь регион, и мало кого из них реально волнует решение проблем. В основном, все занимаются распиливанием бюджета проекта. Пока не будет четкой границы, конфликты будут продолжаться.

ИА REGNUM: Допустим, Таджикистан не вступит в ЕАЭС, как, по вашему мнению, в дальнейшем будет развиваться ситуация? С кем будет сближаться Душанбе?

Таджикистан пытается проводить многовекторную политику, сотрудничая со всеми мировыми державами, но касательно вхождения в Евразийский союз официальный Душанбе занял позицию Китая.

Именно Пекину невыгодно, чтобы весь среднеазиатский регион вошел в ЕАЭС, так как в этом случае КНР лишится огромного рынка, куда его товары различными путями доставлялись с низкими таможенными пошлинами, либо вообще без них. Сразу после вхождения Киргизии в Таможенный союз контрольно-пропускной пункт на таджикско-китайской границе начал работать круглогодично, хотя ранее он работал только в летний период из-за высокогорной местности и трудностей доставки товаров.

Более того, Китай пообещал Таджикистану инвестиции в $6 млрд на ближайшие два года. Хотя официально это нигде не оглашалось, но, на мой взгляд, этим самым Китай отбросил все желания Таджикистана войти в Таможенный союз.

Теперь огромные потоки китайской продукции поступают в Таджикистан, а дальше через открытые и контрабандные пути через Киргизию идут на все постсоветское пространство.

ИА REGNUM: Кто является гарантом безопасности Таджикистана?

Власти республики будут продолжать играть в свою политику, одновременно укрепляя свое положение внутри страны. Ситуация может измениться только тогда, когда Москва решит поменять президента Таджикистана. Пока Эмомали Рахмон устраивает российское руководство, ситуация останется стабильной.

От всех внешних угроз страну защитит российская военная база, которая является самой большой российской базой в мире, и которая находится в Таджикистане на бесплатной основе.

Россия сделает все для обеспечения безопасности своей базы, а, соответственно, и Таджикистана. А население страны уже фактически свыклось с тем, что режим Рахмона будет править страной еще долгие годы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня