Гибридная власть: о роли «активистов» в украинской политике

Одним из самых обсуждаемых русско-украинских вопросов последних недель остается блокада движения грузовиков из России так называемыми активистами

СЕРГЕЙ ГУРКИН, 29 Февраля 2016, 00:20 — REGNUM  

Ситуация меняется ежедневно: то люди в камуфляже действуют по собственному «патриотическому» почину, воюя с представителем «агрессора», то выясняется, что государство с ними солидарно и вводит блокаду официально, то вдруг отменяет ее, и потом «активисты» останавливают блокаду, снова начинают и снова останавливают.

Гибридная власть

Чтобы адекватно оценивать ситуацию в украинской политике, следует помнить, что постмайданная власть имеет гибридный характер и что решения принимают не только депутаты и чиновники. Часть решений принимают разного рода «патриотические активисты». Нельзя сказать однозначно, что они контролируемы властью или, напротив, сами ее контролируют. Отношения носят переменчивый характер. Отсутствие понятных и стабильных правил — единственное понятное и стабильное правило постмайданной Украины.

Эта ситуация сложилась уже более двух лет назад, еще во время Майдана, и она мало меняется. Тогда придумали такую стратегию: разделить сферы влияния — пока мальчики с айпадами мирно протестуют, а оппозиционные политики встречаются с западными послами и упражняются в риторике, реальные дела делают «активисты». Всем понятно, что налицо лицемерие, но оппонент может всегда ответить, что «ручки-то вот они»: мы уважаем наших «патриотических активистов», а за их безумия никакой ответственности не несем, это перегибы на местах. Они помогают нам добиться наших целей, мы разрешаем им громить и убивать, но предъявить никому ничего нельзя.

Как теперь уже признано официально, Майдан стрелял сам и по своим, и по правоохранителям, и именно это позволило ему выиграть, но никто не понес и не понесет наказания. Далее за эти два года были и многие тысячи других примеров. В Одессе людей убивали «активисты», но никому ничего не предъявишь, и никто ни за что не ответит. По такому же сценарию преследовали, избивали и убивали оппозиционных политиков и журналистов, депутатов местных советов и всех остальных, кто мешал установлению системы единомыслия.

Ответ на вопрос о том, кто из них кого контролирует, не всегда один и тот же. Ситуация динамична. Для того чтобы получить власть, а потом ее удержать (вопреки фантастическим масштабам воровства, лжи и непрофессионализма), властям нужно использовать «активистов». Те в свою очередь нуждаются в государстве, которое не будет слишком внимательно расследовать их преступления. В результате пострадавшими оказываются граждане Украины, экономика Украины и все носители иных, чем у Майдана, точек зрения. В выигрыше — руководители Майдана и «активисты».

Примеры

Рассмотрим несколько примеров. Один из самых известных — так называемая блокада Крыма. «Активисты» взрывают опоры ЛЭП и перекрывают дороги, вследствие чего крымчанам сложно возвращаться домой, а экономика соседних с Крымом областей получает мощнейший удар. Никакого практического смысла в этих действиях нет, кроме очередного раздувания псевдопатриотической истерики и кроме направления сил «активистов» в безопасное для власти русло. Сами же активисты, в свою очередь, как и во многих других ситуациях, не обходятся без того, чтобы подзаработать на своих противозаконных деяниях. Чьей была инициатива? В данном случае — «активистов». Государство же пытается оседлать ситуацию, извлекая возможные бонусы.

Другой известный и недавний пример — погромы офисов Сбербанка и «Альфа-банка» в Киеве. Это произошло не впервые и, скорее всего, будет происходить снова. Инициатива вновь на стороне «активистов», они получают глубокое моральное удовлетворение от процесса уничтожения «русского» имущества. Погромы обнуляют и без того невысокую инвестиционную привлекательность Украины — никому в здравом уме не придет в голову инвестировать в страну, где ваш офис могут разбить без всяких последствий. Инвестировать на Украину будут только под высокие гарантии и огромные проценты. И считать это в полной мере инвестициями не стоит.

В области политики можно вспомнить не только убийство Олеся Бузины и целого ряда известных политиков немайданного толка, но и более простые события. Например, мусорные баки или блокирование депутатов местных советов и давление на них людьми в камуфляже. И тут уже неясно, чьей была инициатива. Власти ничего нельзя предъявить, формально это не она туда отправляла эти «эскадроны». Но эти «эскадроны» помогают добиться цели — и вот уже депутаты местных советов признают Россию «агрессором». И опять никакого расследования нет и не предвидится.

Расклад сил

Представьте, что к вам на улице подходит группа «активистов» и отбирает у вас кошелек, «мотивируя» это тем, что вы не патриот. Правоохранительные органы не вмешиваются. Формально вы действительно не можете предъявить претензии за этот инцидент именно власти. В то же время именно она отвечает за порядок. И кто бы там ни был в каждом конкретном случае инициатором, ответственность за сложившуюся ситуацию целиком и полностью несет власть.

Почему роль «активистов» оказывается столь привлекательной для тысяч молодых людей, причем не только с запада Украины? По всей видимости, это больше всего связано с беспросветной бедностью и бессмысленностью жизни. Боевые отряды, четкие понятия о белом и черном, о своих и чужих — это понятная, хотя и одномерная, картина мира. Но другой им предложено не было. Все было пущено на самотек. Там, где все пускают на самотек, рано или поздно появляются свастики.

Почему правоохранительные органы не борются с этой ситуацией? Вероятно, они всякий раз вспоминают Майдан. Где ради сохранения Януковичем власти и денег было допущено, что милицию били, а им запрещали использовать силу. К тому же непонятно, где кончаются «активисты» и начинается государственная русофобия. Водичку специально держат мутной, так проще врать и воровать. Сотрудники правоохранительных органов предпочитают не вмешиваться и вместе с тем чувствуют себя униженными и властью, и «активистами». Это, кстати, прекрасный ресурс для антимайдана.

Почему власть не борется со всем этим — ведь теперь ей, казалось бы, невыгодно сохранять такую ситуацию? Обезьяньи выходки «активистов» создают ненужные проблемы в экономике: блокада Крыма — проблемы с транспортом и товарами местных производителей, блокада фур — проблема для целой отрасли, одной из крупнейших в стране. Казалось бы, победившему Майдану нужно всеобщее успокоение. Но водичка должна оставаться мутной, иначе оппоненты поднимут голову, а граждане начнут спрашивать с власти — это первая причина. «Активисты» витальнее, и если их силы не пойдут на блокады и АТО, то они пойдут против власти, и все быстро закончится тем, к чему и идет — открыто нацистским переворотом — это причина номер два. Хочется роста рейтингов, а единственное знакомое средство их наращивать — создание образа врага, и «активисты» в этом помогают, и их хочется сохранить и использовать — причина номер три.

Расплата за достижение этих целей вполне очевидна. Отсутствие законов и правил игры, а значит — отсутствие инвестиционного климата. Отсутствие полноты власти, а значит — недоверие граждан и их боязнь собственного государства. Безнаказанность «активистов», вошедшая в привычку, а значит — готовность номер один к очередному, теперь уже самому последнему, перевороту.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня