Мустафа Кемаль вступает в бой – Англия и США отступают

Турция, армяне и курды: от младотурок до Эрдогана. Часть V

СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ, 26 Февраля 2016, 00:26 — REGNUM  

Ранее, говоря об ошибках современной Турции в Сирии, мы начали складывать пазл общей картины Ближнего Востока — Закавказья, которую по итогам Первой мировой войны в регионе стали «рисовать» мировые державы. Пребывавшие под скипетром Османской и Российской империй народы Азербайджана, Армении и Грузии почувствовали, что сейчас им выпадает шанс где восстановления, а где и создания с нуля собственной государственности. Но провозгласить суверенитет проще простого, гораздо труднее добиться признания со стороны уже существующих правительств. Может быть, республикам Закавказья и удалась бы эта задача, не начни они сразу делить шкуру неубитого медведя — заниматься перекройкой границ и земель, которые им пока что не принадлежали.

Перемирие, подписанное 30 октября 1918 года на борту английского крейсера «Агамемнон» в порту Мудрос на остров Лемнос от имени Антанты английским адмиралом Кальторпом и от имени Османской империи — Хюсейном Рауфом, Хикметом и Саадуллой, завершило военные действия между Антантой и Турцией в Первой мировой войне. Как указывается в «Дипломатическом словаре», изданном в Москве в 1948 году под редакций Вышинского и Лозовского, «знаменовало установление на Ближнем Востоке гегемонии Англии, располагавшей здесь наибольшими военными силами и стремившейся отстранить остальных союзников от участия в контроле над Турцией». Тем более что при подписании Мудросского перемирия Кальторп даже не допустил французского представителя на борт корабля. Но если внимательно проанализировать статьи этого документа, выявляются некоторые важные нюансы, касающиеся проблем Закавказья, которое не входило в состав Османской империи.

Так, статья 15 выстроена в следующей редакции: «Предоставление союзникам права (afford a right) оккупировать Батум и Баку». Имела ли юридическое право Османская империя распоряжаться судьбой Азербайджана, если мусаватистское правительство с 17 сентября 1918 года уже находилось в Баку? Правда, когда Османская империя вывела свои войска из Закавказья, а мусаватистское правительство вновь переехало в Гянджу, 17 ноября 1918 года в Баку опять вошли англичане во главе с генералом Томсоном, объявившим себя военным губернатором города. При вступлении войск генерал, заметив, что на пристани вместе с флагами Англии, США, Франции, Италии вывешен и флаг Азербайджанской Демократической Республики, приказал его убрать. Но вскоре с декабря 1918 года по август 1919 года английским командованием в Баку постепенно были сняты все ограничения деятельности азербайджанского правительства. Англичане убрали свой контроль с управления водного транспорта и нефтяной промышленности, вернули правительству право контроля над печатью, хотя юридически не признали это правительство. Поэтому редакция упомянутой статьи в Мудросском перемирии могла быть выстроена с использованием констатирующего глагола типа «покинуть», а не «дать разрешение» или «допустить».

4 июня 1918 года в Батуми между Азербайджанским национальным советом и Османской империей был подписан «Договор дружбы». Со стороны Константинополя его скрепил министр юстиции Халил Ментеша и главнокомандующий Кавказским фронтом Ферик Мехмет Вехиб-паша, а с азербайджанской стороны — Гаджинский и Расулзаде. Это, по словам азербайджанского историка Джамиля Гасанлы, «был первый договор, подписанный Азербайджанской Республикой с иностранным государством». В статье 4 этого документа указывалось, что «Оттоманское правительство обязуется оказывать помощь вооруженной силой правительству Азербайджанской Республики, если таковая потребуется для обеспечения порядка и безопасности в стране». В связи с этим американский историк-азербайджанист Тадеуш Свентоховский писал: «Каждое из трех государств заключило 4 июня с Турцией сепаратный договор «о мире и дружбе». В отличие от Армении, потерявшей 4 тысячи квадратных километров территории, или Грузии, вынужденно покидающей два района, в азербайджано-османском договоре слово «дружба» имело определенную реальную основу».

Действительно, иттихадисты, выстраивая свои отношения с азербайджанским Национальным советом, в отличие от Грузии и Армении брали на себя определенные военные обязательства. Других положений в батумском документе не существует. Но парадокс как раз в том, что, как мы писали ранее, Нури-паша в Гяндже отказался признавать за этим советом статус правительства и объявил о его роспуске. По нашей версии, между Азербайджанским национальным советом и иттихадистами могло быть заключено секретное соглашение, о котором стало известно англичанам и которые по своим соображениям приняли редакцию статьи 15 Мудросского перемирия в такой редакции: «Предоставление союзникам права (afford a right) оккупировать Батум и Баку». Оно могло появиться после того, когда в начале ноября 1918 года командующий британским экспедиционным корпусом в Персии сэр Вильям Монтгомери Томсон выставил ряд условий, модернизирующих позиции Мудросского перемирия:

1. не позднее десяти утра 17 ноября 1918 года все турецкие и германские войска должны покинуть пределы русского Кавказа в границах кавказского Наместничества на 1914 год;

2. город и нефтепромыслы Баку и порт Батум подлежат оккупации британскими войсками для поддержания порядка, и никакие другие воинские части не могут быть допущены в зоны британской оккупации;

3. Великобритания рассматривает Кавказ как часть территории союзной ей России, в связи с чем вопрос о признании каких-либо государственных новообразований не рассматривается, хотя и не исключается сотрудничество с де-факто существующими властями на местах.

Это качественно меняло всю обстановку в регионе. Поэтому находившаяся тогда в Стамбуле азербайджанская делегация в составе Расулзаде, Хасмамедова и Сафикюрдского могла подписать закрытый документ с военным министром Энвером-пашой о координации совместных действий в новых условиях. Не исключено, что на этом направлении активно работал и наделенный специальными полномочиями председатель парламента Азербайджанской Демократической Республики Топчибашев. Кстати, сохранился русский вариант письма главы правительства Хан-Хойского Топчибашеву, в котором он жаловался на Нури-пашу за вмешательство «в дела азербайджанского правительства, и это создает двоевластие, что недопустимо». Существуют также косвенные признаки того, что глава правительства иттихадистов Талаат-паша давал понять, что «пока никто не признает независимость Азербайджана, его интересы на международной арене может представлять Стамбул».

Условия Мудросского перемирия стали предметом обсуждения мирной конференции, открывшейся 18 января 1919 года в Париже. И уже в конце месяца Верховный Совет Антанты принял решение, согласно которому Армения, Сирия, Палестина, Аравия и Месопотамия отделялись от Османской империи. После ухода турок, кроме Грузии и Армении («Араратская республика» из северной части Эриваньской губернии) и неопределенными, хотя и все же официально заявленными границами Азербайджана (в Акте о независимости, принятом Национальным советом Азербайджана, говорилось, что «отныне азербайджанский народ является носителем суверенных прав, а Азербайджан, охватывающий Восточное и Южное Закавказье»), образовались Батумская область, Республика Юго-Западного Кавказа (Карская область, Артвинский округ Батумской области, Ахалцихский уезд Тифлисской губернии). Любопытно, что эта республика первоначально возникла как марионеточное государство, ведомое Турцией, когда последней было велено победителями уйти из пределов Российской империи. Правительство (Шуро) этой республики возглавил Нури-паша. Были также Аракская республика (из части губернии к югу от реки Арпа — Нахичеванский и Шаруро-Даралагезский уезды), так называемая Республика Андроника (Зангезурский и Шушинский уезды Елизаветпольской губернии), Ленкоранская республика (Бакинская губерния к югу от Куры) и так называемая «нейтральная зона» между Арменией и Грузией (Ахалкалакский уезд Тифлисской губернии).

При столь сложной геополитической мозаике конфликты были неизбежны. Унифицировать политические процессы в этих областях с происходившим на Кавказе и в Османской империи английскому командованию и администрации не удалось. Арабские провинции империи — Ирак, Сирия, Палестина, Трансиордания, Египет, страны Аравийского полуострова и Ливия — отделялись от Турции и становились подмандатными территориями держав Антанты. В Закавказье такой геополитический инструментарий не использовался, хотя и декларировался, в частности, в отношении Армении (специальные миссии Кинга-Крейна и генерала Харборда.) Проблема, на наш взгляд, заключалась в том, что если ближневосточные провинции Османской империи еще только предстояло довести до уровня готовности к строительству национальной государственности, то в Закавказье уже провозгласили свою государственность Грузия, Азербайджан и Армения, а первая даже получила международное признание со стороны Германии. Был еще один момент. Позиции лидеров Белого движения, выступавших по отношению к указанному региону с идеей восстановления «единой и неделимой России», совпадали с политикой вождей большевистской революции, приверженных лозунгам «мировой революции»: любой ценой удержать Закавказье в российском геополитическом пространстве.

В Османской империи «революция» развивалась по иному сценарию. Возможно, этот фактор сумели упредить англичане, которые сохранили султанат и халифат. Ряд стамбульских деятелей, представлявших интересы компрадорской буржуазии, стоял за принятие американского мандата над Турцией. Даже анатолийские национальные организации, настроенные более радикально, чем стамбульские, тоже не сразу примкнули к вооруженной освободительной борьбе, которую позже начнет Мустафа Кемаль. В Османской империи не оказалось своего «Белого движения». К тому же после поражения Германии империя оставалась в полном политическом одиночестве. До войны 1914−1918 годов османы владели в Азии и в Европе территорией общей площадью 1 786 716 кв. км с населением до 21 млн человек. В результате войны страна потеряла до 66% площади и до 33% населения.

У Великобритании существовал соблазн поддержать цепочки буферных государств Закавказья в отношении к Советской России или давившему с севера генералу Деникину через выстраивание геополитической конструкции с внешними опорами, которые тогда могли находиться только на Ближнем Востоке или на территории Османской империи. Но новоявленные государства Закавказья быстро схлестнулись между собой в войнах, основанных на территориальных претензиях друг к другу, что вынуждало либо стать на чью-то сторону, либо сохранять внешний нейтралитет, сопряженный со значительным и, возможно, длительным военным присутствием. С Грузией было ясно. Она де-юре была признана Германией и потенциально могла выступать в качестве члена альянса Москва — Берлин — Тифлис. В Закавказье де-факто существовала Араратская республика, а после Мудросского перемирия в восточные вилайеты Османской империи стали возвращаться выжившие после погромов и депортаций армяне, привлеченные обещаниями союзников оказать помощь в создании армянской автономии. Поэтому Ереван стремился обеспечить решение проблемы Турецкой Армении, то есть объединить в единое государство русскую и турецкую часть. Ставка, естественно, делалась на Антанту, как на единственную реальную геополитическую силу. Кстати, в мае 1919 года Армения наконец была провозглашена объединенной и независимой республикой. Тогда же Измир был оккупирован греками. И именно 19 мая того же года Мустафа Кемаль выехал из Стамбула и прибыл в Самсун, где принял участие в подготовке созыва конгресса обществ защиты прав восточных вилайетов. Там же располагалась так и не расформированная турецкая армия под командованием Карабекира.

Сейчас азербайджанские историки пишут, что у армянских политиков того времени будто бы «не было шансов создать свое государство». Это не так. Шансы были и очень реальные. Необходимость решения армянского вопроса у британского командования не вызвала сомнений, о чем свидетельствует появление в августе 1920 года Севрского договора. Тем более что к моменту подписания договора большая часть Османской империи была оккупирована войсками Антанты. В основу Севрского мирного договора были положены условия англо-французского соглашения Сайкс — Пико и решения конференции держав в Сан-Ремо (апрель 1920 года). По Севрскому миру Османская империя признавала Армению как «свободное и независимое государство». Интерес к Закавказью начинают проявлять США. Присланные сюда летом специальные миссии Кинга — Крейна и генерала Харборда считали, что лишь распространение мандата Соединенных Штатов на Турцию и все Закавказье может оправдать затраты, связанные с необходимостью направить туда крупные воинские контингенты. Любопытно и то, что в ходе Парижской мирной конференции на заседании Совета глав делегаций 1 ноября 1919 года было принято решение распространять полномочия верховного комиссара в Армении американца Гаскеля на Азербайджан и Грузию, а также был выдвинут проект создания в Нахичевани американского генерал-губернаторства во главе с полковникам Дэли.

Турция и Армения соглашались подчиниться президенту США Вудро Вильсону по арбитражу границ в пределах вилайетов Ван, Битлис, Эрзурум и Трапезунд и принять его условия относительно доступа Армении к Черному морю (через Батум). Через территорию Грузии планировалось построить железную дорогу до Батуми, кроме того, Армении предоставлялась гарантия транзитных привилегий и пожизненная аренда части порта Батума. 22 ноября 1920 года Вильсон вносит на рассмотрение союзников арбитражное предложение, по которому Турция должна передать Армении территорию площадью 103 599 кв. км (две трети вилайетов Ван и Битлис, почти весь вилайет Эрзурум, большую часть вилайета Трапезунд, включая порт). Объединившись с существовавшей в Закавказье Республикой Армения, независимое объединенное армянское государство обладало бы территорией площадью в совокупности свыше 150 тыс. кв. км с выходом к Черному морю. Предполагалось также создание независимого Курдистана, границы которого должны были определить совместно Англия, Франция и Османская империя.

Однако реализация этого документа была сорвана из-за того, что вступил в действие «план Ширван». В сентябре 1920 года войска Мустафы Кемаля начинают крупномасштабное вторжение в Армению, захватив Карс, Александрополь, в конце ноября 1920 года угрожают самому существованию Армении. Великое национальное собрание Турции (созданное в апреле 1920 года в Ангоре, ныне Анкара) отказалось ратифицировать договор. Одновременно турецкая армия сумела выбить из Малой Азии греческие войска и подавить сопротивление курдов; французы выбиты из Киликии; итальянцы, ставшие к тому времени союзниками кемалистов, ушли с юго-западного побережья страны, причем правительство в Константинополе оставалось в положении бездействующего внешнего наблюдателя. Такого хода событий в регионе мало кто ожидал, хотя он был хорошо спланирован. И к октябрю 1920 года турки практически вытеснили армянскую армию из Западной Армении.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня