Тихий океан: один шаг до войны или капитуляции?

США официально подтвердили, что Китай развернул боевые соединения на спорных островах

АЛЕКСАНДР ШПУНТ, 23 Февраля 2016, 18:08 — REGNUM  

В конце прошлой недели официальные представители Пентагона впервые заявили на брифинге, что военная разведка США располагает доказательствами — китайские военные уже развернули ракеты «земля — воздух» на островах в Южно-Китайском море.

Это новый шаг в китайской программе милитаризации малых островов в Южно-Китайском море. До этого речь шла только о строительстве военно-гражданской инфраструктуры — в частности, взлетно-посадочных полос, навигационных центров и складов быстрого снабжения. Появление боевых частей и соединений — факт уже нового, 2016 года.

Более того, до этого именно как инфраструктуру двойного, в большей степени гражданского применения свое строительство и позиционировал Китай. Характерный пример: в день официального открытия аэродрома на острове Юншу 6 января перед телекамерами мировых телекомпаний на полосу садились не боевые истребители J-11B или бомбардировщики Nanchang Q-5 Fantan, а мирные пассажирские эрбасы с символикой «Соуз Чайна Эрлайнз».

Ситуация с Юншу хорошо иллюстрирует, чем конфликт в Южно-Китайском море отличается от рутинных споров за шельф и мелкие спорные скалы, которые вяло тлеют в разных точках мира.

Тем конфликтам десятилетия, если не столетия — страны к ним привыкли, и вероятность их эскалации в военную фазу экспертами почти всегда оценивается крайне невысоко — ну, если только не возникнет политической целесообразности и не потребуется какой-нибудь повод. А тут как раз вялый спор за воды под рукой.

С территориальным спором в Южно-Китайском море все совсем не так. Прежде всего, он возник искусственно в прямом смысле этого слова — через программу искусственного строительства островов поверх едва выступающих над водой скал и рифов (а иногда и просто на отмелях). Тот же Юншу еще пару лет назад был рифом размером с теннисный корт. Теперь это остров с полноценной инфраструктурой и аэропортом, способным, как мы видели, принимать тяжелые самолеты.

Китайцы не завоевывали и не отнимали его. Они его построили.

Тонкость в том, что у скалы или рифа и у крупного острова совершенно разный режим принадлежности территориальных вод.

Именно поэтому планы надводного строительства Китая не ограничиваются островами Парацельса, а включают и острова Спратли, и другие скалы без международного названия — формируя спорную территорию шельфа и вод размером с Аргентину. Китай не строит военные базы или даже не размещает радары или аэродромы, соотносясь с логикой военных, — он осваивает рифы и скалы и превращает их в острова, соотносясь с логикой политической географии. Милитаризация здесь — не цель, а инструмент обеспечения гарантии прав на площади на глобусе.

Эта «сдвоенная» тактика позволяет Пекину постоянно переигрывать Вашингтон, примитивно сконцентрированный на вопросах военного присутствия, в дипломатической игре.

Прежде всего, у Китая совершенно разные планы в отношении островов Парацельса и островов Спратли.

Острова Парацельса, территориальная принадлежность которых практически бесспорна, активно превращаются в военный форпост обеспечения интересов Пекина в южных морях — и размещение минимум двух дивизионов комплексов противоракетной обороны «Хунци-9» (HQ-9), подтвержденное в конце прошлой недели Пентагоном и не оспоренное НОАК, шаг в этом направлении.

Китайцы в официальных ответах замечают, что США поздновато всполошились — военное строительство на островах Парацельса ведется уже четыре десятилетия и ни у кого возражений не вызывало. Да, идет спор, острова ли это после масштабного расширения территорий (как утверждает Китай) или по-прежнему скалы и рифы (как считают США, Вьетнам, Филиппины и другие союзники американцев в регионе) — но принадлежность самих камней бесспорна. Спор идет за радиус вод вокруг них.

Дело в том, что «Хунци-9» — первый китайский комплекс ПВО дальнего действия, предназначенный для перехвата баллистических ракет. А это в корне меняет сам геостратегический статус островов Парацельса — из атоллов, которые нужно оборонять и которые в самых смелых тактических планах могут быть разве что «аэродромами подскока» для авиации НОАК в локальном театре, острова превращаются в вынесенный за пределы континентального Китая первый рубеж возникающей на глазах китайской глобальной ПРО. Вот что просмотрели американцы, близоруко сосредоточившись на планах Пекина по «милитаризации спорных островов».

Как раз по отношению к спорным островам — а в основном это острова, входящие в группу Спратли, — позиция КНР подчеркнуто дипломатичная и миролюбивая. Китаю очень выгодно, что США и их союзники все смешивают в один вопрос, и они легко парируют обвинения, заявляя на самом высоком уровне, что у КНР нет планов по милитаризации спорных территорий. И, похоже, действительно их нет — просто они не нужны.

Это четко иллюстрируют высказывания сторон в минувшие выходные.

Адмирал Гарри Б. Харрис, глава Тихоокеанского командования США, заявил в субботу, что «развертывание противоракетной системы HQ-9 противоречит заявлениям об отсутствии планов милитаризации Южно-Китайского моря, сделанным президентом Китая Си Цзиньпином в сентябре во время встречи с президентом Обамой в Белом доме…» На что МИД КНР немедленно и по-восточному язвительно посоветовал адмиралу внимательней читать официальную стенограмму встреч собственного президента: Си Цзиньпин говорил об островах Спратли, называя их китайским названием Наньша, а не об островах Парацельса, находящихся на 250 миль к западу. И уж тем более не обо всех островах Южно-Китайского моря. В результате высказывание адмирала Харриса в массмедиа региона из серьезного заявления превратилось в нелепый конфуз, когда в очередной раз «чванливые янки не в состоянии выучить местную географию региона, в котором собираются командовать».

Ключевой вопрос, который постоянно задают журналисты, будоража воображение читателей — «а будут ли китайцы сбивать американские самолеты, если те начнут облеты спорных вод?» — давно нашел ответ в докладах экспертов, специализирующихся на военной политике в южных морях.

Четче всех его сформулировал Эйвен Грэм, директор программ по международной безопасности Института международной политики в Сиднее: «Никто не предполагает, что китайцы собираются сбивать [американские патрульные] самолеты в мирное время. … Но НОАК, конечно, собирается поднять оценку угрозы и риски для любого командира США, который думает о том, где спланировать очередной облет — над спорными водами или чуть дальше… [HQ-9] в значительно большей степени несет сигнальную, знаковую функцию, повышающую уровень принятия решения в американской военной бюрократии до такого, что каждый полет придется согласовывать на уровне комитета начальников штабов… Любой разумный командир, думающий о своей карьере, на месте примет решение проложить маршрут в обход островов Парацельса…» тем более, как заметил Грэм, современные средства сбора информации позволяют следить за активностью НОАК на безопасном удалении.

Однако политический эффект от такого ожидаемого неофициального отказа США от разведывательных полетов над островами будет огромным, замечают те же эксперты. Не случайно размещение комплексов «Хунци-9» четко совпало со встречей в Вашингтоне союзников США по АСЕАН и стало неприятнейшим сюрпризом для Барака Обамы. Главы делегаций Филиппин и Вьетнама, как следует из официальных документов встречи, «выразили озабоченность по поводу усилий Китая по строительству искусственных островов в Спратли, низменных островов, рифов и отмелей, которые лежат на юго-восток от островов Парасельс», однако никаких фраз о «незаконной милитаризации» со стороны КНР ни в одном из заявлений делегаций стран АСЕАН не прозвучало.

Страны региона все четче понимают, кто в регионе теперь хозяин.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня