Что дороже для США: Украина или Ирак?

Гуманитарные интервенции стоят денег... Чьих?

Елена Ханенкова, 16 Февраля 2016, 23:32 — REGNUM  

Учитывая, что международное влияние очень затратная вещь, пора признать, что продолжать политику повсеместного вмешательства для США — значит разорить страну уже в ближайшем будущем. Но «США планируют в четыре раза увеличить военные расходы в Европе — до $3,4 трлн в 2017 году, увеличить прочность войск НАТО, а также запасы военной техники и оружия, и сформировать силы быстрого реагирования», — пишет Voice of America.

В то время как президент Барак Обама публично заявляет, что украинцы имеют право определять свое собственное будущее, всем известно, что правительство США закачало $5 млрд в страну с целью содействовать смене режима. В Facebook стал известен такой мем: Обама «тратит $5 млрд, чтобы оплатить украинцам бунт и демонтаж правительства, избранного демократическим путем».

Виктория Нуланд — американский дипломат и политик — описала, как деньги американских налогоплательщиков поддерживали демократическое развитие Украины: «За годы независимости Украины с 1991 года Соединенные Штаты поддерживают украинцев в развитии демократических институтов, построении гражданского общества, в управлении государством и всех предпосылках, которые вызывают европейские стремления. Мы инвестировали более $5 млрд для оказания помощи Украине, для утверждения ее целей. Это позволит обеспечить безопасную и процветающую демократическую Украину», — говорит Нуланд.

«Инсинуации на тему того, что Соединенные Штаты подстрекали народ Украины к восстанию или бунту, — очевидная ложь», — говорит Николь Томпсон, пресс-секретарь Госдепартамента. С 1992 года правительство потратило около $5,1 млрд на поддержку программ построения демократии на Украине. Томпсон объяснила, что это были в основном деньги, поступающие из Госдепартамента через Агентство по международному развитию, а также департаменты обороны, энергетики, сельского хозяйства и др. По словам чиновницы, это обычная практика — Соединенные Штаты проделывают это с сотнями других стран.

Из этой суммы «$2,4 млрд пошли на программы по укреплению мира и безопасности, которые включают в себя военную помощь, безопасность границ, урегулирование вопросов, связанных с торговлей людьми, наркотиками, и правоохранительную деятельность, а также на ликвидацию радиоактивных выбросов», — говорит Томпсон. Больше денег пошло на расходы, целью которых было «справедливое управление демократией» ($800 млн), «инвестиции в людей» ($400 млн), экономический рост ($1,1 млрд) и гуманитарная помощь ($300 млн).

Несмотря на то, что «инвестиции в людей» и «управление демократией» вполне могут именовать практику подкупа и политической коррупции, описания выглядят немного расплывчатыми, и это может навести на мысль, что деньги использовались для некоторых не зафиксированных целей.

Госдеп объясняет: деньги были потрачены на протяжении более чем 20 лет. Янукович был избран в 2010 году… так что притянуть за уши протесты к $5 млрд не получится. Обама был избран в 2008 году, и завязать на него эти средства тоже не выйдет. Словно подкуп и коррупция — нечто столь же одноразовое и элементарное, как покупка на рынке или неожиданный и совершенно случайный «брак по любви» между Ющенко и сильно взрослой уже сотрудницей Госдепа США. И здесь Обама ведь ни при чём. Так что массовую выдачу чеков через десятки агентств неправительственным организациям в десятках стран и регионов по всему миру уже почти не представляется возможным распутать.

Госдепартамент создал ресурс ForeignAssistance.gov, чтобы помочь налогоплательщикам и журналистам выяснить, куда уходят деньги, но данные там ограничены количеством лет, доступных для проверки, и не все учреждения представили свою статистику. Сайт стартовал в начале работы администрации Обамы и до сих пор находится «в процессе разработки», — говорит Томпсон. Восемь учреждений США, среди них — AID, Millennium Challenge Corporation и Департамент казначейства, начали высылать графики данных о расходах на этот сайт. Тем не менее 14 учреждений, в том числе отдел сельского хозяйства, энергетики, транспорта, здравоохранения и ряд социальных служб, этого не делают.

«По данным этого сайта мы отследили только потраченные Соединенными Штатами $456.400.000 на Украину с 2009 года. Примеры… Соединенные Штаты потратили около $20 млн на программу «Корпуса мира» на Украине за последние четыре года. Потрачено около $40 млн в виде помощи США на программы по здравоохранению с 2010 года — борьба с ВИЧ / СПИДом, малярией и обеспечение здоровья матери и ребенка. $80 млн переведено на проекты, связанные с оружием массового уничтожения, — согласно цифрам с ForeignAssistance.gov. Открытых данных по остальным суммам в прямом доступе нет, и проследить их пока не представляется возможным», — пишет издание Politfact.

Но главным вопросом — и по затратам, и по влиянию на американскую экономику — продолжает оставаться вопрос о целесообразности вторжения в Ирак. «Если бы не война в Ираке, цены на нефть повысились бы так быстро? Оказался бы федеральный долг настолько высок? Был бы экономический кризис настолько серьезными?» — спрашивает себя и читателей Washington Post Джозеф Стиглиц, профессор Колумбийского университета, председатель Совета президента Билла Клинтона по экономическим вопросам и лауреат Нобелевской премии по экономике.

«Ответ на все три вопроса: вероятно, нет. Но главный урок для нашей экономики — то, что ресурсов (в том числе и денег) уже явно не хватает. То, что было потрачено в рамках одного театра военных действий — в Ираке, нам уже недоступно в других странах. В 2003 году, когда мы вторглись в Ирак, Соединенные Штаты сократили расходы в Афганистане до $14,7 млрд (по сравнению с более чем $20 млрд в 2002 году) и увеличили их до $53 млрд в Ираке. В 2004, 2005 и 2006 годах мы потратили в четыре раза больше денег на Ирак, чем на Афганистан.

Когда Соединенные Штаты вступили в войну в Ираке, цена на нефть составляла менее $25 за баррель, и фьючерсные рынки ожидали такого уровня. С войной цены начали расти, достигнув $140 за баррель в 2008 году. Я считаю именно эту войну и ее влияние на Ближний Восток — крупнейшего поставщика нефти в мире, основным фактором роста цен. Мало того, что иракское нефтяное производство было прервано, нестабильность на Ближнем Востоке «свернула» инвестиции в этой области.

По скромным подсчетам, реалистичная оценка воздействия войны на цены — это повышение цены на 10 долларов за баррель. То есть необходимо добавить, по крайней мере, $250 млрд прямых расходов к нашей первоначальной оценке ущерба, связанного с войной. Высокие цены на нефть оказывали разрушительное воздействие на экономику на протяжении длительного времени.

Эта война была полностью финансируема за счет заимствований. Долг США вырос с $6,4 трлн в марте 2003-го до $10 трлн в 2008 году (до начала финансового кризиса) — увеличение на четверть непосредственно связано с войной. И это не включая траты на здравоохранение и платежи по инвалидности ветеранам, которые добавят полмиллиарда долга. В результате двух войн, финансируемых за счет гос. долга, наша фискальная система пребывала в мрачном виде, даже до финансового кризиса.

Мировой финансовый кризис также был обусловлен, по крайней мере частично, войной. Высокие цены на нефть означали, что деньги, потраченные на покупку нефти за границей, не тратятся на решение внутренних проблем. Война не дала возможности вкладывать деньги в собственный экономический подъем и привела к новым формам вынужденных расходов. Оплата иностранных подрядчиков, например, работающим в Ираке по временным контрактам, не была ни в коей мере эффективным методом вложения (учитывая расходы на образование, инфраструктуру или технологии), не было это и основой для долгосрочного роста.

С помощью мягкой денежно-кредитной политики и нестрогих методов регулирования экономику удавалось поддерживать вплоть до того, как пузырь лопнул, в результате чего она оказалась в свободном падении. И война косвенно способствовала применению катастрофической денежно-кредитной политики.

Война в Ираке не просто повлияла на тяжесть финансового кризиса. Увеличение задолженности правительства привело к сужению пространства для маневра. Конкретно, заботы о раздутом войной долге и дефиците сдерживали размер необходимого стимулирования и по-прежнему препятствуют нашей способности реагировать на спад. Уровень безработицы остается неизменно высоким, а страна нуждается в новом стимуле. В результате повсеместного спада экономики уровень безработицы и дефицита вырос. До этого бы не дошло, если бы война не велась.

Переосмысление истории — занятие неблагодарное. Тем не менее, кажется, теперь всем стало понятно, что без этой войны не только позиции Америки в мире были бы устойчивее, но и наша экономика была бы сильнее. Вопрос, который многие задают себе сегодня: можем ли мы что-то вынести из этой дорогостоящей ошибки?» — пишет Джозеф Стиглиц в Washington Post.

Читайте развитие сюжета: Пайетт: Сирия не отвлекает Вашингтон от украинских проблем

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня