«Белая» «элита» «креаторов» — против абсолютного большинства

Чего это они ТАК уперлись в антикоммунизм? Только не говорите про «убеждения»...

Владимир Павленко, 4 Февраля 2016, 22:02 — REGNUM  

Как хорошо известно читателям, еще 15 августа 2015 года премьер-министр Дмитрий Медведев подписал правительственное распоряжение за №1561-р «О Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий». В обиход оно вошло под простым и «скромным» названием «о десталинизации и десоветизации». При анализе содержания этого документа, вышедшего из-под пера главы правительства, постоянно кичащегося своим высоким юридическим образованием и профессионализмом, вскоре выяснилось, что постановление — во-первых, незаконное. Ибо в нем имеется ссылка на еще один правительственный документ, который своим номером не соответствует названию (проще говоря, исполнители перепутали, а главный начальник за ними недоглядел). А во-вторых, оно представляет собой вызов обществу, ведь, как следует из многочисленных социологических опросов и исследований, в том числе весьма репрезентативных, ни «десталинизацию», ни «десоветизацию» наши сограждане не воспринимают, не поддерживают и жестко, абсолютным, кричащим большинством в 90% тому и другому противостоят.

Но для «десталинизаторов» и «десоветизаторов», любящих именовать себя то «демократами», то «либералами», то «народниками» (которые — «за народ»), мнение народа неважно. Точнее, побоку. Еще точнее — на него наплевать. Народ для них — неразумное быдло, куклы, которые «не знают», чего хотят, и «не понимают», что такое хорошо и что такое плохо. А куклам, уверены они, нужны кукловоды. Считая себя, на западный манер, «креаторами» — «креативной» элитой, имеющей «право» указывать всем остальным и формировать «общественные тренды», они твердо «знают», что Россия должна «избавиться» от советского наследия. И изжить его из своей истории.

Посмотрите хотя бы на Жириновского, который в памятном «Поединке» у Владимира Соловьева, выступая против Александра Проханова, в антикоммунистическом угаре верещал, как «потерпевший», изображая радение «за народ». Только забыли напомнить ему о том, что еще совсем недавно, какие-то три с небольшим года назад, он требовал образовательной сегрегации — не давать согражданам «низших классов» широкого образования. Только узкое, сугубо специальное, чтобы они, не имея представления о жизни в целом, ничего в ней не понимали, и ими было легко управлять. И приводил в оправдание опыт как раз коммунистов, которые народ обучали-обучали, а он изученное стал соотносить с жизнью и разочаровался в коммунизме. (Хотя сегодня ясно «выплывает», что народ в «перестройку» оказался в когнитивном диссонансе: не смог осознать, как это партию и советскую власть «валили» члены Политбюро ЦК КПСС наподобие Яковлева).

Почему «им» так не нравится все советское? По ряду причин.

Во-первых, «креаторы», любящие подчеркивать свой «белый», православный «патриотизм», не знают отечественной истории. Хотя и матерью клянутся, что ее любят. Если бы знали, то были бы в курсе, что слово «белый» в отечественном политическом лексиконе появилось уже после краха самодержавной монархии. И носители ярлыка «белые», столкнувшиеся в Гражданской войне 1918−1922 годов с красными, которых их приучили ненавидеть, отстаивали отнюдь не монархические идеи. А служили марионетками и «подстилками» Антанты, о чем без обиняков, причем неоднократно, рассказывали многие западные лидеры. Но особенно сильно изгалялся над ними Уинстон Черчилль, прямо резавший в глаза «правду-матку», что это не западные интервенты в Советской России сражаются за «белые» интересы, а как раз «белые» — за интересы Антанты. Современники Черчилля из «белого» движения хорошо это знали и иллюзий не имели: командовали ими генералы и адмиралы, предавшие царя, а сторонники монархии в «белой» офицерской среде находились под куда более жестким надзором контрразведки, чем сочувствующие большевикам.

Во-вторых, «креаторы» на голубом глазу считают себя «элитой» и очень любят это слово применительно к себе любимым. «Элита», «элитарность» — это ласкает их «утонченный» слух. Для них это как способ реализовать свой комплекс неполноценности, такая игра, в которой сам себе кажешься большим и очень важным, которого не понимают из-за «серости» народа и уникальной, неповторимой «яркости» их самих. Беда, конечно, в том, что слово «элита» они выучили, а значения его не поняли. Для «креаторов» «элита» — это тот, кто больше потребляет, хотя на самом деле это те, кому ПО ПРАВУ принадлежит управление стратегическим развитием страны, кто завоевал это продвинутостью не «бэх» и «меринов», а идей и знаний, трудолюбием, принципиальностью, ответственностью и прочностью патриотических убеждений и морально-нравственных устоев. Вытекает это, «креаторы», и «белые», и всякие другие — от коричневых до семицветных, — просто не в курсе, из классической теории элит. Ее родоначальником считается крупный итальянский социолог Вильфредо Парето. «Креаторы» наивно думают, что есть элиты и не-элиты. А на самом деле, как учил Парето, да и другие классики социологии, кроме элит существуют еще и контрэлиты, а также антиэлиты. Кто такие?

Контрэлита — ответственная оппозиция, имеющая собственное, детально проработанное видение путей развития страны, а также адекватных лидеров. И готовая принять на себя ответственность за ее настоящее и будущее. Важно понимать, что «двухпартийные» западные системы — никакие не «элита» и «контрэлита», а их симулякры. Это две руки, которые управляются настоящей элитой, ее «концептуальной» головой. Признак подлинной контрэлитарности — наличие альтернативного видения ситуации и альтернативного ПРОЕКТА. И для страны, и для мира. Поэтому контрэлита не вписывается в якобы «признанную» ценностную систему, не принимает ее устоев. Например, что касается России, — отказывается от ущербной метафизики денег, которая не прописана в Конституции, но действует в реальности на уровне укорененных установок. И на Западе есть контрэлита, которую совместными усилиями двухпартийного «официоза» пытаются выдавить в маргиналы. Причем это, как правило, ультраправые. Примеры Патрика Бьюкенена в США, которого «официоз» оскорбительно называет «палеоконсерватором», или «Национального фронта» во Франции. Любой крупный кризис, подобный мигрантскому, резко повышает шансы контрэлиты, ибо укрепляет ее связь с массами, которые, не веря «официозу», начинают ловить каждое слово контрэлитных лидеров. Потому-то и высказался в свое время, вступив в заочную полемику с В. И. Лениным, Джон Рокфеллер II (сын основателя династии Джона Дэвисона Рокфеллера), что «если идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами, то наша (олигархов. — авт.) задача — создать массы, органически неспособные к восприятию никаких идей». А вы думаете, читатель, Болонская система, в которую либероиды за уши притянули Россию, — это просто ошибка, так сказать, добросовестное заблуждение?

А вот антиэлита, к которой, скорее всего, и принадлежат российские «креаторы», — это капризная, индивидуализированная, зацикленная на потреблении, гламурная тусовка, причем очень нередко к ней относится и «творческая» интеллигенция. (Современные примеры: разнообразные «арт-группы» и «художники», прибивающие себя одним местом к брусчатке; исторические: некоторые авторы сборника «Вехи», нападавшие на царское правительство за «отсутствие» свобод, но уповавшие на него как на средство «защиты от ярости народной»). У антиэлиты — предельно завышенное самомнение и букет самых разнообразных комплексов. Но в самой большой степени антиэлита это те, что полагают, будто что-то могут. Или, как высказывался на этот счет «народный оракул» Виктор Черномырдин, «могут все, но только языком». Примеры современного антиэлитаризма? Пруд пруди! И Ходорковский, и Навальный, и Ксения Собчак, и практически весь кадровый состав «Эха Москвы» — других там не держат, и многие-многие другие.

Советское нашей «креативной» антиэлите не нравится потому, что указывает ей ее место, лишая шансов дешевого выпендрежа, пиара и захребетничества на шее сограждан.

В-третьих, «креативные» «антиэлитарии» очень любят Запад. Особенно, как те «Дуньки», которых туда «пустили», — Европу. Где живут такие все из себя «цивилизованные» люди, с которыми «приятно общаться», где черепичные крыши, классные морепродукты и свежевыжатый сок. А еще там тепло: «Вы здесь, дураки, в январе мерзнете, утопаете в снегу, — говорил автору этих строк один такой «элитарий», — а у меня в Испании, ты даже не представляешь, плюс двадцать четыре!» Советское у них ассоциируется с «железным занавесом» (хотя его и опустили не с Востока, а с Запада, и проделали это Кеннан с Черчиллем). Но главное — с работой, с каждодневным напряженным трудом. «Что есть главное, от чего зависит все остальное?» — спросил Мао Цзэдун у Сталина во время их первого знакомства. И получил в ответ: «Главное — чтобы народ работал!» С января до декабря, с понедельника до субботы (тогда), с начала жизни до ее конца. «Креаторам» это не нужно — они любят «балдеть» и больше всего на излете советской эпохи добивались отмены даже не 6-й статьи Конституции СССР, утверждавшей «руководящую и направляющую роль КПСС», а уголовной ответственности за тунеядство. Напомнить, уважаемый читатель, некоторые пословицы, родившиеся в «креативной» среде в канун и в ходе «перестройки»? «Дураков работа любит!», «От работы кони дохнут!», «Пусть трактор работает — он железный!», «Работа, ты меня не бойся, я тебя не трону!», «Где бы ни работать — лишь бы не работать!». Так вот категорически и бескомпромиссно «креаторы» не любят трудиться. Для них слово «зарабатывать» на составляющие не делится. Деньги не пахнут! А если пахнут — то только деньгами, ноздри от этого запаха раздуваются! Своровать, пристроиться, присосаться — в их логике тоже «заработать». А кому это не нравится — людям или народам и странам — те, как сказал г-н Греф на «креативной случке» под названием «гайдаровский форум» (там все — «креаторы»), — «лузеры» или «дауншифтеры». И, появившись еще в советские времена (смотрите знаменитый фильм «Прохиндиада» с Александром Калягиным в главной роли), они коллективный созидательный труд, на котором как на доблести и геройстве было воспитано не одно поколение советских людей, прокляли и отвергли, обозвали «синонимом тоталитаризма». Как и любые формы коллективного самовыражения, ибо им по душе — только индивидуальное. Любимое амплуа «креативного» антиэлитарного «бомонда» — либо фрилансер, либо «офисный планктон». Любимые словечки — «развлечься», «потусоваться» и «отдохнуть» (правда, неизвестно, от чего).

Так что много всяких разных, преимущественно шкурных, оснований у «креаторов» не любить советский период отечественной истории, не говоря уж о сталинской аскетической жизненной стилистике — они-то, болезные, предпочитают гедонизм, сибаритство и комфорт… А с этими периодом и сталистикой также и все, что связано в нашей стране с героической красной символикой, частью которой является топонимика, проще говоря, названия — улиц, площадей, городов, станций метро. Памятники, опять же…

Один из таких сюжетов, ставший предметом крупной и серьезной общественной дискуссии и даже обсуждения и голосования на сайте московской мэрии «Активный гражданин», и оказался в центре недовольства «креаторов». Речь идет о намечавшемся переименовании станции метро «Войковская», что на севере столицы. Ни зазывания «креаторов» поквитаться с коммунистическим прошлым, ни призывы и «пятиминутки ненависти» на федеральных телеканалах, с привлечением к ним видных «спецпропагандистов», например Дмитрия Киселева, не помогли. Ничего из этого никакого результата антисоветствующим «креаторам» не дало. И им оставалось только излить свою желчь по этому поводу, высказав «этой стране» и «этому…» — сами понимаете, как они называют промеж собой простых граждан, все, что они про них думают. Они и излили — не прилюдно, в своей узкой среде, где им уютно (по Горькому, «тепло и сыро»). Но в век интернета и online-новостей высказанное в «этой» среде удержать они не смогли, и оно оказалось достоянием широкой общественности.

Ну и что же было сказано на соответствующем сборище, поименовавшем себя «пресс-конференцией, прошедшей в Доме русского зарубежья имени А. И. Солженицына»? А вот что — об этом поведали участники другой пресс-конференции — защитников «Войковской», собравшиеся 26 января в Экспериментальном творческом центре. Внимание автора этих строк привлек целый ряд представленных материалов — и доказательства преднамеренной фальсификации якобы «вины» большевика Петра Войкова в убийстве в июле 1918 года царской семьи. При том что сам Войков пал от рук наемных убийц, находясь на советской дипломатической службе, при исполнении, в зарубежной командировке, и многое другое. Но что задело, так это цитаты из выступлений «солженицыновской» пресс-конференции, которые представляют собой яркий образчик подлинного отношения этих «креаторов» к стране и народу, которых они рассматривают кем угодно, но только не соотечественниками и не Родиной. Ибо так отзываются не о согражданах, а о жителях оккупированной страны. Как говорится, «оговорки по Фрейду». Преодолевая естественную брезгливость к тем персонажам, чьи «откровения» будут раскрыты и перечислены, тем не менее приступим. Страна должна знать своих «героев» и ту участь, которую они ей готовят. И не терять бдительность: сильно переживая, что не удалось «додавить гадину» (то есть уничтожить Родину) в начале 1990-х годов, «креаторы» спят и видят возможность получить «второй шанс», упускать который они явно не намерены.

Что послужило «толчком» для сборища в «доме Солженицына»? Результаты голосования на сайте московской мэрии «Активный гражданин» (53% против переименования «Войковской», 34% за) не могут удовлетворить десоветизаторов. И они высказываются одновременно и о том, что голосование недостоверно, и о том, что само общество некомпетентно в оценке своей истории. И в целом о том, что демократия как таковая нехороша. Ибо демократия в их понимании — власть не народа, а «демократов».

Первый перл принадлежит Виктору Александровичу Москвину — директору солженицыновского «дома», члену московской Общественной палаты.

«Меня сегодня спрашивали по поводу голосования, которое идет, и более половины участников голосования склоняются к тому, чтобы оставить старое название, существующее, «Войковская». Возникает вопрос — почему? Вы знаете, я хотел бы, наверное, ответить следующим образом, что, конечно, голосуют люди молодые. Это интернет-голосование. Люди, которые учились в девяностые-нулевые годы. И в значительной степени это, конечно, результат той американизированной системы образования, которая была внедрена в наших школах. То есть это провальное знание истории. Если бы люди понимали, знали, кто такой Войков, наверное, далеко не у каждого поднялась бы рука нажать кнопку, чтобы оставить нынешнее название. То, что Войков принимал участие в убийстве, факт доказанный. Был одним из его организаторов. Здесь можно, наверное, историки будут еще долго спорить о деталях его участия в этом убийстве. Колол он, добивал штыками царских дочерей или не добивал штыками царских дочерей. Но то, что он принимал участие в убийстве, — это задокументированный следствием, Соколовым. Вот у нас здесь… Поскольку здесь Дом русского зарубежья, то у нас здесь как раз первое издание материалов следствия Соколова (следователь, назначенный Колчаком. — авт.). Они здесь у нас есть. И потом вышедшая книга помощника Соколова Павла Булыгина. И воспоминания Беседовского — вот это оригинал, на которого ссылаются. Понятно, что к воспоминаниям можно относиться, скажем, по-разному. Но, так или иначе, его воспоминания, сравнивая с другими фактами, можно отсеять правду от вымысла».

Оставим без детального разбора совершенный г-ном Москвиным «кульбит». По нему получается, что американизированная система образования — та самая, к которой призывали и «демократы», и вольно или невольно, Жириновский, — прививает подрастающему поколению любовь к советской эпохе? Если нет, а это очевидно, то, может быть, г-н Москвин предлагает вернуть советскую систему? И кто же это тогда ее в свое время разваливал, уж не сами ли «перестройщики» и «реформаторы», озабоченные созданием «не человека-творца, а квалифицированного потребителя»? Что не слышно было от г-на Москвина гневных филиппик в адрес министров Фурсенко и Ливанова!

Что по существу? На пресс-конференции «Сути времени» прозвучал комментарий по поводу фигуры Беседовского. Выяснилось, что это бывший советский дипломат. Сбежал на Запад, когда служил в советском посольстве в Париже, прихватив и похитив заодно из посольской казны немалую сумму денег. Впоследствии зарабатывал себе на жизнь (это к вопросу об антиэлите) фальсификациями мемуаров известных людей. На пресс-конференции также прозвучали материалы следователя Владимира Соловьева (не путать ни с колчаковским Соколовым, ни с популярным одноименным тележурналистом), ведущего тему «царских останков» с начала 1990-х годов. Уже из этого вытекает его высочайшая компетентность в этом вопросе, которым он занимается практически половину жизни. «Беседовский, — говорит Соловьев в интервью информационному агентству REGNUM, — написал воспоминания за Литвинова в свое время (глава Наркомата иностранных дел СССР. — Авт.). Беседовский выдавал себя за родственника Сталина. Бажанов, личный секретарь Сталина, очень хорошо пишет о Беседовском именно как о фальсификаторе. И это полностью по материалам подтверждается — что он фальсификатор. Поэтому я, вынося постановление о прекращении уголовного дела, Беседовского изучил и пришел к мнению, что он, несомненно, знал кое-что, тут даже и разговоров нет, но он сознательно использовал так, как это все можно было продать в тех условиях».

Ну и как выглядит в этом «интерьере», ссылаясь на «свидетельства» Беседовского как на «истину в последней инстанции», г-н Москвин?

Следом за ним тему продолжает Виссарион Игоревич Алявдин — президент Национального фонда «Возрождение русской усадьбы». «То есть объяснение, никто не призывает к какому-то реваншу. Идет речь о том, что нужно переименовать, убрать одиозные имена с карты города и карты страны. Только об этом. И как раз вот тот накал, который есть, он не уйдет. Если станция не будет переименована, уверяю вас, будут продолжаться пресс-конференции, встречи, митинги, сборы подписей. То есть этот накал будет искусственно обостряться. А вот если оно уйдет, уверяю вас, ведь реальных защитников лично Петра Лазаревича Войкова почти нет. Это единицы ну, скажем, весьма убежденных людей, довольно, может быть, странных. Не буду комментировать их взгляды. Их единицы. Основная масса, совершенно справедливо сказал Виктор Александрович, просто, как правило, не знают истории. Есть еще очень распространенный аргумент. Что это очень сложно, люди устают от переименований. Хватит нам все менять. Мы все время должны жить в этом переименовании. Это очень тяжело и психологически. Вы знаете, мне кажется, это тоже некоторая игра такая. Дело в том, что за последние два года в Москве было спокойно переименовано несколько станций метро. Тихо и спокойно. Даже в одном случае были протесты против переименования. Тем не менее переименовали. Из запоминающихся, Бульвар маршала Рокоссовского — не вызвало никакой дискуссии. Наоборот, определенный консенсус, в год Великой Победы назвать именем маршала Победы, как часто его в том числе именовали, вполне логично. Тем более там есть такой бульвар. Это никакого не потребовало осуждения. Никто у нас не спрашивал. Никакой «Активный гражданин» не проводил голосований. Мэр и администрация города своей властью, которые мы им дали и доверяем, могут такие вещи сделать».

Вот вам, читатель, и весь набор антиэлитных комплексов.

Первый: «заход» совершается отнюдь не на Войкова, а на В. И. Ленина. И на мемориал у Кремлевской стены, это понятно, ясно и однозначно. Для этого строили и недавно открытый мемориальный комплекс в подмосковных Мытищах. Только хватило ума распорядиться им по-другому, не трогая исторически сложившийся архитектурный ансамбль Красной площади. Но многие в элите и особенно в антиэлите с этим не согласны и жаждут сломать ситуацию об колено. Давайте откровенно: «умеренные» антисоветчики, из которых состоит консервативная часть российской элиты, не хотят «будить лиха, пока оно тихо», особенно в нынешней международной и внутренней ситуации. Они затягивают этот вопрос максимально, в расчете, что все разрешится само собой, так сказать, естественным путем, и защитников у Мавзолея и захоронений у Кремля просто не останется физически (расчет этот конечно же ущербный, но в известной мере компромиссный, хоть и неразумный: новое поколение растет куда более восприимчивое к советскому опыту, чем прежние). Их оппоненты из другой, радикально антикоммунистической части российской элиты — а это прежде всего либероиды, — хотят не дождаться, а добить, ткнув носом и унизив тех, кто им противостоит. Вот вам! Назло! По-нашему будет, а вы можете идти туда, куда подследственный олигарх Полонский посылал тех сограждан, у кого нет миллиона долларов. Автор этих строк слышал от одного влиятельного персонажа российской «тусовки» и стыдливый, что ли, вариант такого «посыла», которым пользуются более респектабельные, чем Полонский. «Понимаете, — говорил этот олигарх, — люди делятся по следующему признаку. У одних есть миллион долларов, и они могут себе купить в Америке бензоколонку и с нее кормиться. У других есть семь миллионов, и они себе позволяют купить там же небольшое предприятие, это качественно другая ситуация. А есть третьи — у кого больше семи «лимонов». Эти могут позволить себе все!» «Стыдливость» здесь в том, что тех, у кого «лимона» баксов нет, «в ж…» не посылают. О них просто не вспоминают — по умолчанию. Видимо, не считая за людей.

Второй комплекс: запугивание или попросту банальный шантаж. Не согласитесь, — вещают нам, — замучаем, возьмем измором. Это комплекс вины за содеянное со страной и страха о предстоящей ответственности. И находясь в плену этих комплексов, говоря об «одиозных» именах, которые носят объекты российской топонимики, г-н Алявдин не задумывается о том, что через пару десятилетий в таковые могут попасть (и скорее всего попадут) Ельцин и его присные, а также разнообразные прихлебатели, которые на них сегодня молятся. А также антикоммунисты всех мастей и окрасов. Вопрос о том, где в этом, повторю, весьма вероятном случае окажется он сам, Алявдина не заботит. Строя из себя православного, не задумывается он о вечном, живя повседневной суетой. Или исповедует отнюдь не православную и даже не христианскую логику Людовика XV, точнее, одной из его фавориток: «После нас хоть потоп!»

Третий из комплексов самый мерзкий: «убежденных мало», и те «идиотики», — так звучит этот месседж. Человек судит обо всех по себе, для него же — какой дурак будет отстаивать принципы, если есть интересы? В том, что это так, потому что так навсегда, он уверен наглой уверенностью отпетого циника, убежденного в том, что смысл жизни состоит в удовлетворении простых «общечеловеческих» ценностей — жить, есть и заниматься сексом. А разве есть другие?

Четвертый комплекс был отмечен на пресс-конференции в ЭТЦ. Очень похоже на «ультиматум». «Выступающие против переименования «Войковской», сдавайтесь, вы окружены! Интеллигенции на вашей стороне почти нет, она в своем большинстве на стороне десоветизаторов. Если же не сдадитесь, то сторонники переименования будут искусственно нагнетать истерию вокруг «Войковской». Московская власть, не прячься за спину народа — покорись воле десоветизаторов!» Смысл простой: что это еще за какое-то …ное большинство? Кто они такие? Быдло? Решать не они должны, а интеллигенция, те самые «просвещенные креаторы». И неважно, что ее мало, что «креаторов», когда «просвещали», выяснили, что напросвет на них ни пробы, ни клейма ставить негде.

Ведь в конце концов и медведевское правительственное постановление, с которого началась эта статья, — из той же «оперы». Наплевать на мнение «неразумных» сограждан, выраженное результатами социологических опросов, мы лучше знаем, что ИМ нужно. Что соответствует НАШИМ интересам (не путать с государственными) — то им и лучше. Ничего с ними не случится: «схавают» — не «переломятся». На то и «пипл», чтобы «хавать»!

Остается вопрос: чего это они ТАК уперлись в антикомунизм? Только не говорите про «убеждения» — а то живот от хохота надорвется! Тут не убеждениями, тут сермяжно-меркантильными интересами вовсю пахнет! Какими именно? В июне 2013 года ваш покорный слуга опубликовал статью «Русская дворянская эмиграция». Вот из нее основной фрагмент, касающийся нашей сегодняшней темы. «18 марта 2013 года «Круглый стол» «Российского дворянского собрания» (КС РДС) обнародовал документ под названием «открытое письмо», озаглавленное «О репрессиях после большевистского переворота в России в XX веке». Документ, адресованный президенту России В. В. Путину, председателю правительства РФ Д. А. Медведеву, министру иностранных дел РФ С. В. Лаврову, мэру Москвы С. С. Собянину, также был направлен и ряду других адресатов. В их числе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, вдова А. И. Солженицына Наталья Дмитриевна, князь Г. Г. Гагарин, глава ЛДПР Владимир Жириновский, академик Юрий Пивоваров, историк Николай Сванидзе и лидеры внесистемной либеральной и национально-демократической оппозиции Сергей Митрохин, Владимир Рыжков, Борис Немцов и Гарри Каспаров. В статье Кургиняна («66, или ультиматум Путину» на эту тему см.: Суть времени. №29. 2013. 22 мая) подчеркивается, что это послание — не первое. Еще в феврале 2012 года тогдашнему президенту Медведеву, как и предстоятелю РПЦ, уже поступало обращение представителей русской эмиграции во главе с неким князем Николаем Чавчавадзе — парижским братом Зураба Чавчавадзе, репатриированного в СССР в 1948 году, в детском возрасте, и проживающего в настоящее время в России. Развивая эту тему, нетрудно заметить, что обращение КС РДС неким неявным образом нацелено на «перезагрузку» либерального крыла «белоленточной» оппозиции уже не вокруг доказавшего свою бесплодность и бесполезность Координационного совета (КСО), а под знаменами некоего квазимонархического объединения… Кургинян особо отмечает, что Зураб Чавчавадзе — не только один из учредителей созданного в 1990 году РДС (второе название — Союз потомков российского дворянства). Но и генеральный директор появившегося в 2007 году благотворительного Фонда Святителя Василия Великого, а также председатель правления Высшего монархического совета (ВМС), созданного в 1995 году на III Всероссийском монархическом съезде в качестве руководящего органа Всероссийского монархического центра (ВМЦ). Интересно, что история политического бренда «ВМС» уходит своими корнями еще в 1921 год, в баварский «Съезд хозяйственного восстановления» в Бад-Рейхенгалле, а сам он представляет собой эмигрантское объединение русских монархистов. (На деле ВМС Зураба Чавчавадзе — оппозиционный «двойник» зарубежного ВМС со штаб-квартирой в канадском Монреале, оставшегося в эмиграции и возглавляемого Дмитрием Веймарном…). По списку адресатов мартовского «открытого письма» логично предположить, что «белоленточные» лидеры вовлекаются в квазимонархические «игры» с помощью двух антисоветских историков и идей Александра Солженицына, проводником которых сегодня является Н. Д. Солженицына, возглавляющая фонд имени своего покойного супруга».

Какова конечная цель этих позорных игрищ?

«26−28 октября 2012 года в Санкт-Петербурге состоялся Всемирный конгресс соотечественников, — указывал Кургинян в упомянутой статье «66, или ультиматум Путину» («66» — это количество миллионов, якобы «уничтоженных» советской властью, по версии Солженицына, и именно эта преднамеренная ложь вкупе с клеветой на Михаила Шолохова, обвиненного в плагиате «Тихого Дона», не позволяет считать Солженицына «отцом русского патриотизма». — Авт.). — С приветственным словом к Конгрессу обратился президент РФ В. В. Путин и призвал зарубежных соотечественников принять участие в развитии экономики России путем внедрения новых технологий и инвестиций. Но такие просьбы не будут выполнены без вынесения Ленина из Мавзолея и ликвидации кладбища на Красной площади», — пишут президенту «неодворянские» «толкачи» гипотетических «инвестиций».

Ясно, какой сермяжный интерес преследуется антисоветчиками? Все, как на фронте: «Рус, сдавайся! Комиссары тебя предали, а у нас тебя ожидает сытный гуляш!»

У г-на Алявдина пресловутого «серого вещества» не хватает даже для того, чтобы осознать, что противопоставлением интеллигенции народу он в какой-то мере даже раздувает социальную рознь, что может послужить предметом для обращения в прокуратуру или судебного иска. А на самом деле совершает провокацию против думающей и работающей части интеллигенции — врачей, учителей, офицеров, работников сферы культуры и так далее. Коих куда больше, нежели «агрессивно-послушного» десоветизаторам антиэлитного гламура.

Третий «герой» — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории (ИРИ) РАН, преподаватель Николо-Угрешской семинарии Владимир Михайлович Лавров (в советском прошлом — м.н.с. в секторе произведений Ленина Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, защитивший кандидатскую и докторскую диссертации по съездам крестьянских депутатов). «Знаете, исторические вопросы, нравственные вопросы, они не решаются голосованием, — уверен «православный демократ» Лавров. — Вот нынешний год — это год преставления святого Владимира. Ну вы представьте, если бы святой Владимир провел бы какое-то голосование и даже референдум, принимать нам христианство или не принимать. Ну потерпел бы он сокрушительное поражение. Ну это понятно, и жили бы с язычеством и многоженством. Он был лидер. Он пришел как Христос. Совесть и воля были у этого руководителя России. (К сведению Лаврова, святой Владимир пошел не поперек, а в русле трендов изменения тогдашнего общественного сознания, после того, как у него ничего не получилось из затеянной им реформы русского языческого Пантеона, так что Лавров просто искажает, если не сказать, извращает контекст, в котором происходило Крещение Руси. — Авт.). Или еще более классический пример. Ведь народным голосованием демократически, можно сказать, был распят Христос. И ведь народ-то что закричал? «Варавву освободить, Варавву». Могли закричать: «Христа». Нет, народ может ошибаться. К сожалению, это так. Тем более XX век. Гитлера избрали на демократических свободных выборах. Так что нынешнее голосование — оно, во-первых, совершенно неправильно. Кто такой Войков, совершенно понятно, ясно. И здесь совершенно четкая позиция Русской православной церкви, что не должны улицы, топонимические названия, быть в честь людей, у которых руки в крови. Вот это безусловно. Так что, конечно, нужно убирать. Нужно просто проявить волю. Вот что нужно сделать».

«Демократия по Лаврову столь чудовищна, что ее следует отвергнуть, — прокомментировали это заявление на пресс-конференции в ЭТЦ. — На что же предлагается ее заменить? На диктатуру? Видимо, во главе с потомками Романовых, один из которых присутствовал на пресс-конференции (в «доме Солженицына». — Авт.) и на очень ломаном русском языке сказал, что он первый потомок Романовых, живущий и работающий в России, и что имя Войкова на карте Москвы очень его оскорбляет. Тут действительно, сложно ожидать того, что подобные замечательные люди смогут победить на демократических выборах».

Добавим к этому еще ряд соображений.

Во-первых, Гитлер НЕ ПРИХОДИЛ к власти демократическим путем — это глубочайшее заблуждение, которое Лавров & Co тиражируют, забираясь не в свою сферу научных интересов. Занимался бы и дальше съездами крестьянских депутатов, не замахиваясь на глобалистику — а гитлеровская тема это именно глобалистика, причем актуальная, глядишь, не садился бы в лужу. Так вот, да будет известно этому доктору наук, что на пике популярности, пришедшемся на выборы в рейхстаг, проведенные 31 июля 1932 года, гитлеровская НСДАП получила 37,2% голосов и не смогла сформировать парламентское большинство. На следующих выборах, проведенных уже через три с небольшим месяца, 6 ноября 1932 года, поддержка нацистов ослабела до 33,1% голосов. Перед этим, в марте — апреле, Гитлер проиграл Паулю фон Гинденбургу и оба тура президентских выборов, причем с отрывом соответственно в 15% и в 16%. На 5 марта 1933 года были назначены новые парламентские выборы, но Гитлер дожидаться поражения на них не стал: инициировал вокруг Гинденбурга коррупционный скандал. И добился своего: Гинденбург отделался от него постом канцлера, который тот получил 30 января 1933 года. Выборы 5 марта, принесшие НСДАП почти 44% голосов, прошли через неделю после провокационного поджога рейхстага нацистами, обвинившими в этом коммунистов (так чьим путем следуют нынешние антикоммунисты?). И где здесь «демократический путь»? В понимании Лаврова, сотрудника ИМЛ при компартийном ЦК, наверняка члена КПСС, может быть, именно это называется «демократией»?

Но самое главное: приход Гитлера к власти был результатом двух элитных сговоров. 4 января 1932 года на кельнской вилле крупного банкира и по совместительству бригаденфюрера СС Курта фон Шредера (племянника лондонского банкира Джона Генри Шредера) состоялась встреча с Гитлером и канцлером Францем фон Папеном братьев Аллена и Джона Фостера Даллесов (двоюродных братьев пятерых братьев Рокфеллеров третьего поколения династии). Один из них займет в будущем пост директора ЦРУ, а другой станет госсекретарем в администрации президента Дуайта Эйзенхауэра. Участвовали в той встрече с Гитлером и директор ротшильдовского Банка Англии Монтегью Норман (банк был национализирован, и то формально, лишь в 1946 г.), а также его протеже, экс-глава рейхсбанка Ялмар Шахт, он же будущий его глава уже при нацистах. 14 января следующего, 1933 года Гитлер и фон Папен при посредничестве того же Шредера встречались уже с германскими промышленниками; через две с небольшим недели и последовало назначение Гитлера рейхсканцлером. Знать нужно тему, г-н Лавров, а то «Всех нас учили понемногу / Чему-нибудь и как-нибудь». Как доктор доктору все-таки посоветую не опускать высокую научную степень в такой глухой «плинтус».

По поводу Крестного подвига и участи Спасителя, которого Лавров упоминает именно всуе, пытаясь оправдать Им свою собственную убогую позицию и совершая тем самым грех. А то будто Лаврову неизвестно, что Иисус был отвергнут иудеями именно как мессия («Царствие мое не от Мира сего…»)? Иудеи ждали «Rex Mundi» («Царя Мира»), а пришел Спаситель, который вместо земной власти принес им небесное Спасение, смысла которого они не понимали. Не в коня получился корм, разве не в этом причина? Или Лавров, прости Господи, возомнил себя со товарищи наделенными вселенской миссией? «Какого мы о себе мнения!» — говаривал в таких случаях Михаил Жванецкий.

Да и поддержка того, о чем Лавров говорит, Церковью, весьма условная. Церковь в этой ситуации маневрирует: стихийный антикоммунизм прорывается, но «официоз» соблюдает «генеральную линию», сформулированную патриархом Кириллом 4 ноября 2015 года, на открытии XIV выставки-форума «Православная Русь. Моя история. XX век. 1914−1945. От великих потрясений к Великой Победе»: «Не было сегодня современной России, если бы не было подвига предшествующих поколений, которые в 20−30-е годы не просто пахали землю, хотя и это было важно, создавали промышленность, науку, оборонную мощь страны». Патриарх выразил надежду на то, что эта выставка поможет понять «всю красоту подвига нашего народа в 20−30−40-е годы, увидеть и тяжелые страницы и понять: для того, чтобы любить Отечество, не нужно исключать из исторической памяти ни один из исторических периодов, но нужно воспринимать его здравым смыслом и незамутненным нравственным чувством, и тогда правда будет отделена от лжи, а добро — от зла».

Тему развивает Михаил Юрьевич Лермонтов — первый заместитель председателя Комиссии по культуре Общественной палаты РФ, пиарящий себя в качестве «прямого потомка» великого поэта. «Я, в принципе, являюсь членом комиссии по переименованию г. Москвы как член Общественной палаты г. Москвы. И в этой комиссии вопрос поднимался о переименовании. И ни один из членов этой комиссии не был против переименования. Обсуждалось о том, что, конечно, это потребует огромного финансирования. Конечно, этот вопрос чисто технический. Но который в состоянии решить, хотя говорили об очень длительном периоде, который для этого потребуется. И когда этот вопрос было принято решение выставить на голосование, то, с моей точки зрения, это в какой-то степени большая провокация. Провокация в каком смысле? В том плане, уже сейчас коллеги говорили, что мало кто знает этого человека. И мы, естественно, просто привыкли к этому названию. А привычка — она очень устойчива в человеке. Когда не объясняют, что происходит, что за переименование. Если бы там была впереди оценка этого человека как преступника… Согласны ли вы оставить название станции имени преступника? Конечно, люди бы начали думать о том, за что они голосуют. Но, опять же из сегодняшних наших выступлений мы видим, что у нас нет законодательно закрепленной нормы о топографических наименованиях именами преступников. Но представим себе, что такое может произойти. И вообще, должно ли это произойти. Ну, по крайней мере, у меня не вызывает ни капли сомнения, что об этом нужно поднимать, как раз, голосование. Вот поднимать этот вопрос на уровне голосования. И вначале нужно обсудить, согласны ли мы с тем, что имена преступников на наших картах? …Мне хотелось бы, чтобы мы понимали, что, конечно же, наша пресс-конференция — это публичный инструмент заявления о нашей позиции. Но в то же время Общественная палата РФ и Общественная палата г. Москвы — это те общественные инстанции, которые могут в соответствии с 212-м законом об основах общественного контроля проявить инициативу и выдать рекомендации полномочных представителей общества на, с моей точки зрения, некорректное объявление голосования, которое должно было быть специальным образом подготовлено. И голосование должно было быть именно в контексте ценностной ориентации, то есть оценки того, что происходит, а не формально голосования за или против переименование. И мы понимаем, что там может произойти подмена, подмена ценностей на интересы. Вот то самое цивилизационное противостояние, свидетелями которого мы последние 20 лет в том числе были».

Наговорил — «38 попугаев». Разбирать можно долго. Но есть второстепенные вещи, а есть главные. Так вот последняя фраза из всего этого обильного словесного каламбура — определяющая. «Цивилизационное противостояние», о котором он говорит, действительно идет, и не 20 лет, а побольше, начиная с вовлечения части советской элиты в деятельность Римского клуба (конец 60-х — начало 70-х гг. прошлого века). Но между кем и кем оно идет после распада СССР? Между ельцинскими либероидами «a-la» Гайдар и Чубайс и патриотической общественностью, в которой сторонники имперского и советского периодов в большинстве случаев стоят рука об руку, не принимая либероидного прозападного «цивилизационного выбора» (на мой взгляд, не «выбора», а «перебора»). Суть этого «перебора» — в упомянутой метафизике денег, которую не исповедовали ни в Российской империи, ни в СССР. А в современной России — ей служат очень многие. И не надо забывать, что и в том, и в другом этих лагерях есть сторонники полного объединения, а есть отщепенцы, настаивающие на взаимном отрицании исторических опытов и смыслов. Одни говорят, что Россия в 1917 году «закончилась», а другие — что она в нем «началась». И то, и другое — бред сивой кобылы, видный невооруженным глазом. Но по-настоящему страшно то, что эти две «фракции» отщепенцев могут и договориться между собой. На чем? На том, что в дату 8 декабря 1991 года (а это, к вопросу о наследии нацизма, 50-летие контрнаступления Красной армии под Москвой) «кончилась» всякая Россия. И если мы амбициям отщепенцев будем потакать, «разбираясь» с революционной топонимикой, именно это в итоге может и произойти.

Лермонтов хочет, чтобы его руками жар загребали «коллективный» Ельцин с «коллективным» Гайдаром? И потом, насчет «преступника Войкова». А что, если при ТАКОЙ постановке вопроса объявить, что подобную формулировку предлагает «преступник Лермонтов»?

Чем ответит Михаилу Юрьевичу его великий тезка и (?) предок?

У автора этих строк имеются две версии ответа на этот вопрос:

Первая:

«Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья,

В бездействии состарится оно.

Богаты мы, едва из колыбели,

Ошибками отцов и поздним их умом,

И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели,

Как пир на празднике чужом…»

И вторая:

«А вы, надменные потомки,

Известной подлостью прославленных отцов,

Пятою рабскою поправшие обломки

Игрою счастия обиженных родов!

Вы, жадною толпой стоящие у трона,

Свободы, Гения и Славы палачи!

Таитесь вы под сению закона,

Пред вами суд и правда — все молчи!..

Но есть и БОЖИЙ СУД, наперсники разврата!..»

Пусть фальсификаторы и провокаторы от истории выбирают ту из версий, какая им больше «понравится». Тем более что финал у обеих примерно одинаковый. К злословью они, предчувствуя его, похоже, уже прибегли. И давно!

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня