Эрдоган пытается разыграть «русскую карту»

Турция делает вид, что говорит от имени НАТО

Станислав Тарасов, 2 Февраля 2016, 11:19 — REGNUM  

Эксперты выстраивают предположения относительно истинных причин нового витка осложнений в отношениях между Турцией и Россией. Причиной тому послужили новые заявления Анкары, опять обвинившей Москву в «нарушении» своего воздушного пространства. Представитель российского министерства обороны, генерал-майор Игорь Конашенков разъяснил, что такие высказывания турецкой стороны — это «голословная пропаганда». Тем более что, согласно заявлению департамента информации и печати МИД России, «никаких материалов или данных о якобы имевшем место нарушении российским самолетом турецкого воздушного пространства в посольство РФ в Анкаре турецкая сторона не передавала». Официальный представитель Госдепартамента США Джон Кирби на словах поддерживает утверждения Анкары о том, что самолет российских Воздушно-космических сил на прошлой неделе будто бы «нарушил воздушное пространство Турции». Однако он подчеркнул, что «США не будут предоставлять никаких доказательств» тому. Отметим еще важный нюанс в словах Кирби. Прозвучала ключевая фраза: «Важно, чтобы Россия и Турция вели диалог и принимали меры для предотвращения эскалации».

Чуть ранее президент Эрдоган, комментируя ход событий, обозначил контуры затеваемой комбинации: «Мы видим эскалацию кризиса, который не выгоден ни России, ни отношениям НАТО — РФ, ни региональному и глобальному миру, они несут только вред. Эти соображения были высказаны послу РФ в Анкаре. Я одновременно попросил замминистра иностранных дел связаться с российской стороной и передать, что я лично хочу поговорить с уважаемым Владимиром Путиным. Наш посол проинформировал, что эта информация передана российской стороне, но до сего момента ответа мы не получили». Как подметило турецкое издание Hürriyet Daily New, Североатлантический альянс не передавал полномочия Эрдогану говорить от его имени и вести переговоры с Москвой.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг отделался всего лишь призывом к России «принять все необходимые меры, чтобы подобные нарушения в будущем не повторились». В Брюсселе понимают, что как в прошлый раз, так и сейчас, даже если допустить, что российский самолет залетел на несколько секунд в турецкое воздушное пространство, угрозы ни Турции, ни альянсу такие инциденты не представляют. Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, видимо, осознавая слабость выдвигаемых Эрдоганом аргументов, был вынужден выступить с уточнением: «Турецкие власти стремятся к нормализации отношений с Россией. Мы рассматриваем РФ не только как соседа, но и как важного партнера. Не волнуйтесь, однажды отношения между нашими странами вернутся к прежнему состоянию. Наши президент и премьер-министр многократно и на разных платформах заявляли, что глубоко опечалены инцидентом с российским самолетом».

Но кого Чавушоглу призывает «не волноваться»? Как констатирует турецкая газета Radikal, «утрата Анкарой политического доверия со стороны Москвы после сбитого российского самолета стала влиять одновременно как на расстановку политических сил внутри страны, так и на баланс сил в регионе». Имея за спиной альянс с Путиным, Эрдоган мог не только реализовывать масштабные энергетические проекты и широко развивать торгово-экономическое сотрудничество, укрепляя национальную экономику, но и позиционировать Турцию в качестве если не ведущей, то одной из ведущих региональных держав. К тому же Москва не идеологизировала свои отношения с Анкарой — и это на фоне резкой критики Запада по части соблюдения прав человека и демократических свобод в Турции, когда Эрдоган в глазах европейского сообщества выставлялся в роли авторитарного и политически опасного лидера. Временами даже казалось, что, несмотря на имеющиеся серьезные разногласия в отношении Сирии, России и Турции все же удастся достигнуть приемлемой договоренности, хотя Москва отлично видела все так называемые «чувствительные» геополитические проблемы этой страны.

Скажем прямо. Президент России мог стать единственным политическим деятелем, который бы выступил гарантом сохранения территориальной целостности Турции. В этой ситуации альянс с Путиным давал турецкому лидеру возможность не только укреплять свое влияние внутри страны, но и свободу маневра в общении с Западом. Но инцидент с Су-24 лишил его такой возможности и перспектив. «Удар в спину», который получила Россия, просто расставил точки над «i». Мы-то полагали, что в лице Анкары имеем дело пусть с плохим, но союзником в борьбе с ДАИШ (ИГИЛ — структура, запрещенная в России), а оказалось, что Турция является союзником террористов.

И не только это. Как пишет один из турецких экспертов, «теперь Анкара из субъекта отношений безопасности на Ближнем Востоке окончательно превращается в «инструмент» политики НАТО, хотя турецкие власти делают вид, что используют альянс в своих интересах». На днях проправительственное турецкое издание Star сообщило, что в октябре в Турции может состояться референдум по переходу на президентскую форму правления. Технически правящей Партии справедливости и развития потребуется поддержка 367 из 550 депутатов, чтобы напрямую внести изменения в Конституцию, и только 330, если предложение будет вынесено на плебисцит. Однако велика вероятность того, что недавно сформированная комиссия из числа представленных в парламенте депутатов от правящей и оппозиционных партий не сможет подготовить новую Конституцию.

Тогда на референдуме Эрдоган должен заручиться двумя третями голосов, чего добиться в сложившейся внутриполитической и внешнеполитической ситуации будет очень сложно. Для этого, по мнению газеты Yeni Asya, «Анкаре во что бы то ни стало необходимо восстановить диалог с Москвой в любой форме, вернуться к тому, с чего она начинала, чтобы иметь возможность разыгрывать ее «карту» в ходе агитации вокруг референдума». Затем попытаться снять или смягчить для себя болезненные ограничительные меры России в отношении Турции.

В стране уже выставлено на продажу более 1300 гостиниц, (расположенных на побережье Эгейского и Средиземного морей), общая стоимость которых оценивается в $10 млрд. Zaman связывает это с резким снижением туристического потока из России, экономическим спадом. По подсчетам депутатов оппозиционной Республиканской народной партии (РПН), из-за обострения отношений с Россией потери Турции составят не менее $20 млрд в год. Это первый минус. И второй — нарастание террористической угрозы, которая будет иметь «глубокие политические последствия». Когда рядовой выжиматель сока граната в Стамбульском аэропорту почувствует на себе все «прелести» новой внешней линии правящей партии, кому будет от этого лучше? Вряд ли Эрдогану.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня