Улица имени героя СС: как вымарывают все русское с карты Украины

На Украине продолжают переименовывать улицы и города. Смешные зрады случаются куда чаще, чем перемоги. Но когда мы все вдоволь насмеемся над предложением переименовать Днепропетровск в Укрополь, а Кировоград в Ингульск, пора будет вспомнить, что время работает против нас

Сергей Гуркин, 1 Февраля 2016, 20:34 — REGNUM  

Когда украинские майданные власти пытаются заниматься идеологией, у них получается то смешно, то омерзительно. Либо — смешно и омерзительно одновременно. Между прочим, это является серьезной политической проблемой. Невозможно дискутировать с человеком, который на полном серьезе призывает назвать миллионный город «Укрополем». Но принятое в России доброе отношение к дурачкам выходит боком: они на Украине по-прежнему у власти.

Улица имени героя СС

В прошлом году на Украине вступил в силу закон о декоммунизации, в соответствии с которым несколько тысяч объектов (включая города и улицы), носящие советские названия, должны быть переименованы. Довольно часто улицам дают нейтральные имена типа «проспекта Науки» вместо проспекта Ленина в Харькове. Но не обходится и без перегибов.

В понедельник стало известно, что улицу Плеханова в городе Бровары Киевской области переименовали в улицу Аверкия Гончаренко. Георгий Плеханов — это русский философ и теоретик марксизма. А Гончаренко — гауптштурмфюрер дивизии СС «Галичина».

Вообще-то закон, на основании которого идет переименование, называется «об осуждении коммунистического и нацистского режимов». Но разве может «патриот Украины» быть нацистом? Ни в коем случае! Фашисты — это те, которые против Украины.

Это уже не первый пример. В Днепропетровске улицу Ивана Бабушкина (большевик-революционер, расстрелянный в 1906 году) переименовали в улицу Романа Шухевича. Шухевич — руководитель бандеровской ОУН и «Украинской повстанческой армии», служивший в Третьем рейхе и причастный к массовым убийствам евреев. Нацист? Ни в коем случае: «патриот Украины».

Сложности декоммунизации

Откуда взялась идея декоммунизации? У нее два смысла. Первый — найти виноватого во всех бедах страны. Виноватым назначено советское прошлое и примкнувший к нему Владимир Путин. Второй смысл — убрать из сознания граждан все исторические факты и интерпретации, кроме правильных.

Иногда переименовывать довольно просто — если у улицы (города) было какое-то досоветское название. Однако довольно много улиц и городов построены уже в советское время. С ними сложнее.

Но иногда и простое оказывается непростым. Кировоград, конечно, «надо» переименовать, потому что Сергей Киров — советский политический деятель. Проблема в том, что до Кирова город носил имя российской императрицы Елизаветы (Елисаветград). Поэтому предлагается окрестить город Ингульск — по названию протекающей здесь реки. Жители не понимают, смеяться им или возмущаться. Так или иначе они против. В городе провели референдум. 70% поддержали переименование в «Елисаветград», в Ингульск — только 10%. (Это, кстати, красноречиво говорит о реальных масштабах поддержки майдана в центральной Украине. Волю всему народу продолжает навязывать подавляющее меньшинство.) Тем не менее обсуждается переименование именно в Ингульск. Если люди волеизъявляются неправильно, то плевать хотели на майдане на это волеизъявление.

Иногда возникают проблемы с фантазией. Город Днепропетровск тоже «нужно» переименовать: родившийся под Харьковом Григорий Петровский был сначала революционером-большевиком, а потом советским партийным деятелем. Вернуть городу имя Екатеринослав опять же нельзя: много чести для русской императрицы.

Майданные власти не придумали ничего умнее, чем предложить назвать город просто «Днепр» (как сокращают для простоты местные жители). Такие варианты, как «Укрополь» или «Днепрослав» (кому слава? реке?), видимо, показались идиотскими даже им самим.

В итоге 90% горожан — против любого переименования. Оппозиционеры, стараясь добиться победы здравого смысла, иронически предложили оставить все как есть, но представить, что теперь город называется в честь реки Днепр (по-прежнему) и апостола Петра (вместо Петровского). Предложение изучается.

Смех и грех

С другим образцом троллинга выступили производители «Советского шампанского». Его уже переименовали в «Советовское». Смысла никакого, а покупатель по инерции будет читать название прежним образом. Теперь напиток — и не шампанское (так по правилам ЕС можно называть только вина провинции Шампань), и не советское, а черт знает что такое.

Бывают и совсем непредсказуемые трудности. Казалось бы, что плохого (или коммунистического) в названиях «Южная железная дорога» и «Юго-Западная железная дорога»? А то, что югом и юго-западом они были при советской власти. Теперь же они на севере и в центре соответственно. Чувствуете глубину проблемы? Все таблички, вывески, печати и так далее надо непременно поменять.

Некоторые примеры вызывают только умиление. В Киеве улицу Юрия Коцюбинского переименовали в улицу Владимира Винниченко. Проблема в том, что и Коцюбинский, и Винниченко были советскими партийными деятелями. Разница только в том, что Коцюбинский им и остался, а Винниченко, которого обошли по партийной лестнице, обиделся и эмигрировал. С точки зрения Киевсовета он, эмигрировав, видимо, перестал быть коммунистом.

Самая смешная часть этой истории — намерение майдана переименовывать города и улицы не только на территории нынешней Украины, но и в Крыму. Конечно, практического смысла в этом нет, зато сколько будет получено морального удовлетворения от переписывания названий на картах! Можно пойти дальше — и переименовать Елисейские Поля в Поля Героев Майдана, а Бродвей — в улицу Революции Достоинства.

Выводы

Резюмируем. Майданные власти для контроля над умами граждан Украины пытаются некоторые вещи из истории выбросить, а другие закрасить черным цветом. В силу того, что им приходится импровизировать, совмещая несовместимое, результаты получаются то глупыми, то смешными.

Им нужно выдумать новую Украину, которой никогда не существовало в природе: отдельную Украину, Украину без России. Поэтому мерзавцев нужно назвать героями — других антирусских «героев» на Украине просто не было. Парадоксальным образом майдану приходится бороться с большевиками, на которых они так похожи. (Впрочем, у большевиков было позаимствовано только самое худшее).

Подавляющее число жителей Украины восточнее Киева к украинизации относится крайне отрицательно. Они не могут проголосовать за пророссийскую партию за отсутствием таковой. Поэтому мерилом становится голосование за пророссийские названия. И они набирают где 70%, где 90% голосов, но всегда — очевидное большинство.

Можно было бы смеяться над нелепостью майданных чиновников и радоваться здравому смыслу большинства граждан Украины. Если бы не одно но: время работает против здравого смысла, и с каждым годом людей, выросших на историях про «голодомор» и «войну Украины с Россией», становится все больше. И действовать нужно сейчас.

Какую картину мира для русских и симпатизирующих России украинцев, живущих на этой земле, мы предлагаем? Сформулировали ли мы то, каким было наше прошлое, каким является настоящее, каким мы хотим видеть будущее? Тем ли языком мы говорим? Теми ли техническими средствами пользуемся?

Не почиваем ли мы на лаврах, уверенные в своем превосходстве? Решения на Украине уже 25 лет принимают меньшинства. Быть правым, пользоваться поддержкой большинства, быть более привлекательным для населения страны-сестры, чем ее собственная столица, и все-таки проигрывать — что может быть глупее?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня