Поправки в Конституцию Украины: балаган и клоуны

На Украине продолжают ломать копья над проектом поправок в Конституцию. При этом поправки не нравятся тем, ради кого написаны – Донбассу. Это не мешает майданным властям устраивать цирк, выращивая свои рейтинги и отвлекая избирателей от реальности

Сергей Гуркин, 26 Января 2016, 19:40 — REGNUM  

В украинской политике (как писал по другому поводу малороссийский писатель Николай Гоголь) «все обман, все мечта, все не то, чем кажется».

Уже несколько месяцев все участники политического процесса ломают копья над поправками в Конституцию. При этом у каждого свое «мнение» о том, что в этих поправках написано. Нет никого, кому эти поправки нравятся. И все говорят об этих поправках не то, что в них есть на самом деле.

Самоуправление

Смысл поправок состоит в том, чтобы добавить Украине децентрализации, а также предоставить «отдельным районам Донецкой и Луганской областей» особые полномочия в части языковой политики и местного управления.

Что касается децентрализации, то используется довольно простая трехуровневая система самоуправления. Украинские власти хотят передать им побольше полномочий. Само по себе это неплохо. При этом у Киева есть, конечно, и другая цель: чтобы через несколько лет, когда избиратели все-таки начнут спрашивать о качестве жизни, можно было бы перевести стрелки на местную власть.

При этом без присмотра местную власть не оставляют. Вводится должность «префекта» (на майдане любят слова, которые звучат по-иноземному), который назначается из Киева и присматривает за местными.

Кроме того, у Киева есть право отстранять любую власть и вводить прямое управление. Эта лазейка оставлена для борьбы с «сепаратистами», другими словами, с теми, чья самостоятельная политика вступит в противоречие с единственно верным курсом на евроатлантические долги и обещания.

Особый статус

С особыми статусами еще проще. Украина — страна с очень разными регионами. То, что интересно Харькову и Донецку, совершенно неинтересно Тернополю и Ивано-Франковску и наоборот.

Из такой ситуации есть два выхода. Либо в соответствии с реальным положением дел перейти в режим федерализации. Страна едина, но регионы разные, и экономическая и культурная политика у них тоже разная. Примерно к этому призывает украинская оппозиция.

Второй выход — захватив власть, ломать оппонентов через колено. К этому призывают украинские радикалы. Мол, раз теперь мы тут власть, то вы будете делать то, что мы вам скажем.

Но важный минус этого пути состоит в том, что недовольные регионы могут не согласиться ломаться, а, наоборот, сами вам что-нибудь сломают. Что и показали Киеву в Донбассе весной 2014 года.

Майданная власть выбрала третий путь. Одним (радикалам) они рассказывают, что никакого особого статуса в этих поправках сепаратистам не дают и все будут сломаны через колено. Другим (донбасским) — что особый статус им будет предоставлен и что, следовательно, воевать не надо.

Непросто написать поправки в Конституцию так, чтобы они одновременно предоставляли и не предоставляли «отдельным районам Донецкой и Луганской областей» особый статус. Но у Петра Порошенко это получилось.

В тексте поправок ничего про особый статус не сказано. Зато сказано про особый закон на эту тему. Этот закон уже принят, но еще не действует. И начнет действовать, когда будут приняты поправки и когда в Донбассе пройдут новые выборы по украинским правилам.

С проведением выборов — тоже большой вопрос. По Минским соглашениям Киев должен сначала дать Донбассу особый статус, а уж потом проводить выборы. Но Киев просит все новые и новые условия. Передать им контроль над границей. Включить украинское телевидение. Отменить итоги донбасских выборов ноября 2014 года. Дождаться «долговременной тишины».

Разумеется, на эти условия никто не согласится. Все знают, как майдан держит обещания — это известно еще со временем соглашения послов с Януковичем. Отдашь контроль над границей — и сразу случится какая-нибудь «провокация», из-за которой все особые статусы «придется» отменить. Дураков в Донбассе нет. Предложения Киева приняты не будут.

Но там и не рассчитывают на принятие. Там рассчитывают на заигрывание вопроса. То ли ждут, что падение цены на нефть и курса рубля окажет влияние и на Москву, и на Донецк. То ли хотят сохранить status quo: война не закончилась, на ней можно осваивать средства и пиариться. То ли просто не способны принять никакого решения.

Открытые торги

Зачем понадобились эти сложные ходы? Петру Порошенко хочется, чтобы изменения в Конституцию были приняты. На этом настаивают его западные старшие товарищи. Им надо, чтобы здесь наступил какой-нибудь мир и чтобы что-нибудь стало понятно. Да и самому Порошенко было бы приятно сказать, что это он вернул Донбасс в состав Украины.

Украинские радикалы всех мастей, от Тимошенко до Ляшко, повесили на эти поправки ярлык пропутинской «зрады». Мол, не должно быть никаких компромиссов с «террористами». Это не помешает им проголосовать «за», просто повышает стоимость такого голосования. Другими словами, радикалы выбирают из хорошего и хорошего: можно взять деньгами и проголосовать «за», а можно проголосовать «против» и быть в статусе самого главного патриота. Учитывая почти неизбежный развал коалиции и, следовательно, новые выборы, сразу и не скажешь, какой вариант лучше.

Обсуждение поправок к Конституции — запутанный многосерийный фильм. В первом чтении проголосовали в августе. Желающие обвинить власти в путинизме получили повод — и устроили небольшой майданчик, чтобы отвлечь страну и перевести стрелки. Во втором и третьем чтении закон надо принять на этой неделе. Но необходимое число голосов не закуплено. Поэтому депутаты начинают спрашивать у Конституционного суда о буквах закона. Например, такой вопрос: «следующая сессия парламента» (на которой надо принять закон во втором и третьем чтениях) — это следующая или любая из следующих? Уже никому не смешно, но решение так и не принято, и приходится маневрировать, изображая болезнь Дауна.

Поскольку депутатов покупать нынче дорого, украинское правительство задумалось о проведении референдума. Гражданам платить не нужно, главное — почаще повторять по телевизору фразу о том, что поправки приближают Украину к вступлению в ЕС. Это неправда, но повторять-то можно. Велика вероятность, что граждане снова проголосуют за мечту вопреки реальности. Как выразился Арсен Аваков, решение о будущем Украины надо принимать внутри страны, а не на переговорах в иностранных столицах. (Так походя глава МВД еще раз рассказал всем о внешнем управлении страной).

Заканчиваются все эти торги очень просто. Проект поправок надо было обсуждать с властями Донбасса. Этого никто не делал. В Донбассе говорят, что предлагаемый вариант их не устраивает. Не сказано об экономических полномочиях, особый статус не прописан четко в Конституции и так далее. То есть все эти споры в принципе никому не нужны. Но в Киеве этого как будто не слышат.

Особый мир

Зачем украинские политики играют в эту игру? Зачем они спорят о поправках, которые Донбассу все равно не нравятся? Зачем они назначают и переносят заседания, запрашивают Конституционный суд, митингуют и спорят в телевизоре? Если бы цель была в возвращении мира в Донбасс, поправки бы написали иначе. Если же цель не в этом, то в чем же она?

Политика на Украине — это не способ решения реальных проблем страны, а совершенно отдельная реальность. Особый мир, куда нужно попасть, чтобы получать там приятные подарки. Где нужно раз за разом кричать про зраду и перемогу, сносить правительство (а иногда и режим), обвинять друг друга в коррупции и путинизме и участвовать в новых выборах. И так без конца.

Многие наблюдатели уверены: обсуждению поправок уделяется столько внимания для того, чтобы отвлечь избирателя от настоящих проблем. Ведь майданная власть продолжает занимать миллиарды, которые исчезают непонятно куда. Экономика продолжает падать. Экономическая ассоциация с ЕС вместо прибыли приносит убытки. Граждан все больше раздражают «активисты» в вышиванках с бейсбольными битами и прочая имитация европейскости и незалежности. Чтобы граждане поменьше думали обо всем этом, надо подкинуть им что-нибудь о зрадах, о перемогах и о борьбе с мировым злом.

Другая широко обсуждаемая в Киеве версия состоит в том, что правящие политики уже запутались. Им бы придумать что-нибудь новенькое. Ведь никто не мешает им вести в страну в светлое евробудущее. У них есть большинство. Но вместо светлого будущего раз за разом случается зрада, коррупция и экономический кризис.

Обвинение всеми всех в продажности Путину с каждым месяцем вызывает все меньше доверия даже у самих обвинителей. Они устали, они изолгались, они уже сами не понимают, чего они хотят. Они предчувствуют, что страна устала от их бессмысленности и вороватости и что их могут снести в полном составе. (Правда, сносить будут, к сожалению, не умеренные граждане, а ультравзвинченные радикалы). Но, заигравшиеся и завороженные собственной игрой, они продолжают играть.

И последняя деталь. Однажды на Украине уже проходил референдум. Это было в 2000 году еще при Леониде Кучме. Избиратели утвердительно ответили на все четыре предложенных вопроса. В числе прочего, они согласились ввести в стране двухпалатный парламент и отменить депутатскую неприкосновенность. После этого… ничего не произошло. Верховная рада просто проигнорировала этот референдум.

Политика на Украине отдельно, а реальная жизнь — отдельно.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня