Платок и политика: что женская одежда может рассказать об Иране?

Женская мода в Иране как предмет государственной важности

Анаит Багдасарян, 11 Января 2016, 13:08 — REGNUM  

С какой бы культурой мы ни столкнулись, мы можем понять ее через материальное. Женский костюм и украшения, их виды, материалы, из которых они сделаны, могут рассказать очень многое об обществе, в котором существуют. «Моду и все, что она порождает, можно сравнить с кожурой яблока. Она прикрывает и защищает мякоть плода. Но в то же время она и результат, и следствие, визуальное проявление внутренних, часто загадочных сил, которые нами управляют. Одежда — это язык… Какая другая область деятельности человека, кроме музыки, могла бы сегодня — социально, экономически — отобразить все это столь правдиво?» Этими словами Йоджи Ямамото можно как начать, так и закончить эту тему. Подобное понимание моды приложимо ко всем культурам нашего мира. Справедливо оно и по отношению к Ирану, где женская одежда — это предмет политической значимости.

Думаю, всем хотя бы раз попадались фотографии, разошедшиеся в интернете: Иран до установления исламской республики и после. На них разница двух эпох показана через одежду женщины: девушки в коротких платьях и с модными прическами противопоставлены дамам, с ног до головы одетым во все черное. Одно то, что облик женщины признается маркером социально-политических перемен, говорит о том, что платок — не просто предмет одежды, а важный символ, обладающий в том числе и политическим значением.

Такова стереотипическая картина смены женского костюма в Иране: иранки щеголяли в модных платьях, коротких юбках и открытых купальниках. Затем случилась Исламская революция, и все закутались в чадру. Реальность, как всегда, сложнее и интереснее стереотипов. Далеко не все женщины были готовы выйти на улицу без покрова, тем более появиться на публике в коротком платье.

Когда Реза-шах Пехлеви (1925−1941), проводивший политику модернизации Ирана, запретил хиджаб, женщинам предписывалось придерживаться европейского стиля одежды. Многие жительницы страны, для которых выйти на улицу непокрытыми было чем-то немыслимым, оказались буквально запертыми в четырех стенах своих домов, по собственному желанию или по воле семьи. Лишь со временем политика в отношении хиджаба смягчилась.

Таким образом, еще несколько десятилетий назад одежда женщины в Иране стала вопросом политическим. Победа Исламской революции выразилась в обратном процессе — все женщины обязывались соблюдать хиджаб, а протесты шли уже против внедрения строгого исламского дресс-кода как обязательной нормы. В каком-то смысле принудительный хиджаб стал знамением победы исламского строя, хотя не соответствовал мировоззрению и религиозной идентичности многих женщин из светской среды.

В своей книге ReadingLolitainTehran (2003) писательница Азар Нафиси вспоминает, как происходило внедрение хиджаба вскоре после революции 1979 года: в общественных местах женщинам предписывалось носить либо длинную черную чадру, которая почти полностью скрывала фигуру, либо платок и свободное длинное манто поверх брюк. В первые годы существования исламской республики власти были особенно строги в отношении внешности своих гражданок: допускались только темные цвета, полиция нравов следила не только за нарядами, но и за тем, чтобы женщины не пользовались косметикой. Возвращение хиджаба, запрещенного в 1936 году, означало окончательную победу Исламской революции, которая была еще не очевидна в самом начале.

Вместе с тем возвращение обязательного хиджаба не оказало катастрофического воздействия на социальную активность женщин: число дам с высшим образованием возросло многократно, равно как и уровень занятости.

Женская одежда занимает так много места в общественно-политических дискуссиях, что невольно задаешься вопросом — неужели стабильность исламской политической системы держится на волосах иранской женщины? Если верить недавней статье Махмуда Паргу для Al-Monitor, тема хиджаба в общественно-политических дискуссиях постепенно меняет значение. Во-первых, существует «тренд деполитизации» женского покрова, во-вторых, религиозная ценность ношения хиджаба по принуждению ставится под сомнение. Лояльность исламской республике больше не требует покрытой головы. Многие клирики полагают, что соблюдение хиджаба должно быть результатом индивидуального выбора женщины, а не навязанной государством нормой. Тем не менее значительное число влиятельных политиков и клериков выступают за ужесточение контроля за соблюдением хиджаба.

Поскольку соблюдение исламского дресс-кода является предписанием закона, ему обязаны подчиняться все женщины без исключения, в том числе представительницы официальных делегаций, женщины-дипломаты и туристки.

Как сейчас выглядит иранская женщина «в хиджабе»? Чтобы составить себе приблизительное впечатление об этом, достаточно проехаться в женском вагоне тегеранского метро, где дамы поправляют прически и макияж, читают, молятся, красят ногти или покупают безделушки. Бросается в глаза обилие темных цветов. Женщины зачастую отдают предпочтение классической черной чадре (чадор), в которой выглядят иногда поразительно элегантно, иногда несуразно. Хотя по своему опыту могу сказать, насколько непросто носить этот неуправляемый кусок материи, под который также надевают платок или макнаэ. Работницы учреждений и студентки носят на голове не платок, а макнаэ — характерный для Ирана головной убор, напоминающий по виду капор, но более длинный и широкий, закрывающий плечи и грудь. Часть женщин отдает предпочтение квадратному платку (русари) или широкому шарфу (шаль). Последний чаще всего носится очень свободно — голова вроде покрыта, но прическу все равно видно. С головными уборами сочетается манто (рупуш) или туника и штаны.

Чадра является обязательной при посещении мечети, а также ряда государственных учреждений, иногда как часть рабочей униформы. Кроме того, это традиционный для Ирана вид женского покрова.

Обилие запретов породило своеобразный разрыв между публичным и частным. Он проявился и в женской одежде: закрытые наряды в частной обстановке сменяются нарядными платьями и блузками из легких тканей.

Хиджаб может выступать как политический символ, причем как оппозиционный, так и проправительственный. В 2009 году, в период массовых протестов, сотни молодых иранцев размещали в Сети свои фотографии в платках под лозунгом «Будь мужчиной». Эта акция была проведена вскоре после ареста Маджида Таваколи, студента и активиста протестного «зеленого движения». Различные иранские СМИ опубликовали фотографии Таваколи в чадре — он якобы пытался скрыться от полиции, переодевшись в женскую одежду. Сторонники активиста обвинили власти в попытке его унизить, поэтому в знак солидарности тоже примерили на себя платок.

В 2014 году, когда набирала обороты кампания My Stealthy Freedom в социальных сетях, молодые иранцы фотографировались в платках, чтобы высказаться в поддержку принудительного хиджаба и осмеять тех женщин, которые против него протестуют.

My Stealthy Freedom — страница на Facebook, созданная иранской журналисткой в эмиграции Масих Алинежад. На этой странице иранки размещают свои фотографии с непокрытой головой, объясняя в коротком сопроводительном тексте, почему они выступают против принудительного хиджаба. Количество подписчиков уже подбирается к миллиону, свои фотографии в этом сообществе разместили тысячи женщин.

За последние десятилетия иранки умели раздвинуть рамки дозволенного: темные цвета в одежде были разбавлены более светлыми и яркими, а запрет на использование косметики вытеснил чрезмерный макияж. В понимании и интерпретации хиджаба произошла настоящая революция, но на улицах Тегерана по-прежнему превалирует закрытая одежда неярких цветов, а также черная чадра. В более религиозных местностях и центрах (Кум, Мешхед) соблюдение хиджаба гораздо строже, больше женщин отдают предпочтение чадре, которая скрывает всю фигуру (кроме лица). Таким образом, даже если женщины не будут законодательно обязаны соблюдать хиджаб, это вовсе не значит, что все иранки сразу снимут платок с головы.

В любом случае специальная полиция нравов следит за соблюдением хиджаба (нарушительниц могут забрать в отделение полиции), а в общественных местах (например, в ресторанах) висят объявления, призывающие женщин уважать нормы исламского дресс-кода. Пропаганда не отстает: в Тегеране обилие плакатов, призывающих к скромной и закрытой одежде, говорит о том, насколько это актуальный вопрос. Относительно недавно (вслед за модой) появились плакаты, предающие анафеме легинсы — любимый горожанками, но нелюбимый поборниками скромности предмет одежды.

Несмотря на ограничения, накладываемые на повседневную одежду, развитие модной индустрии в Иране не стоит на месте. В феврале этого года в Тегеране прошла первая неделя моды, на которой местные дизайнеры представили свое видение исламской моды на каждый день. В Иране проводится несколько модных фестивалей, например, «Фаджр» и «Дараб».

Некоторые факты из жизни модной индустрии также указывают на эволюцию в сторону смягчения. Относительно недавно из подполья вышло первое в исламской республике модельное агентство — Behpooshi, которое теперь обладает официальным разрешением Министерства культуры и исламской ориентации на свою деятельность. Несколько лет оно существовало подпольно. На подиум выходят в основном мужчины, а женская одежда демонстрируется на манекенах. На модные шоу, где одежду демонстрируют девушки-модели, вход открыт только для женщин.

Конечно, вольности в одежде, как и в образе жизни, нередко позволяют себе люди из семей выше среднего класса, а также представители артистической среды. Созданные ими образы транслируются через популярный блог The Tehran Times — там иранские модники и модницы делятся своими нарядами, которые зачастую хотя и соответствуют идее хиджаба (покрытая голова, свободная и длинная одежда, скрывающая фигуру), по сути являются чем-то иным.

Легко судить о либерализации требований к женской одежде, рассматривая прохожих на улицах Тегерана и прогуливаясь по магазинам одежды. Столица всегда свободнее. Отсюда сам собой возникает вопрос — является ли эта либерализация некой «столичной иллюзией» или импульсом, который распространяется по стране? Ведь в целом Иран довольно консервативная страна.

В то же время нельзя не заметить, что на улицах иранских городов много женщин, которые протестуют против принудительного хиджаба одним своим видом, выбирая одежду по фигуре и приспосабливая платок таким образом, что он едва покрывает волосы.

Возвращаясь к словам Йоджи Ямамото, вспомним, что «…изменение внешнего вида, стиля, одежды влечет за собой перемену образа жизни». В таком случае мода — это «притязание на новую форму свободы», именно таким притязанием можно считать уличную моду в большом городе. Остается только поставить вопрос о том, насколько глубокие общественные трансформации отражает изменение женской повседневной моды в Иране?

В Иране платок на голове женщины — это политический символ, знак протеста или лояльности власти, предмет серьезных дискуссий, маркер перемен — а не просто предмет одежды или религиозный символ.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня