Новой России нужна новая элита

Обзор блогосферы

Юрий Баранчик, 17 Декабря 2015, 11:17 — REGNUM  

Скандал с запретом 38-го выпуска авторской программы Никиты Михалкова «Бесогон», посвященной проблеме русофобии на центральных российских телевизионных каналах (!), говорит о том, что передача оправдала свое название — бесы засуетились и проявили себя.

Казалось бы, что здесь такого — проанализировать публичные высказывания публичного лица? Однако почему-то в моноэтнической стране, которой является Россия — более 80% которой составляют русские, оказались дозволены неуважительные высказывания к русским, а вот позиция в их защиту — под запретом. Ответ здесь очевиден — те, кто на словах говорит о якобы защите интересов России, зачастую делают это только на словах, на деле же делают все, чтобы навредить. Только делают это грамотно, так, чтобы высочайшее око не заметило.

Не могу не согласиться с Эдуардом Бировым: «Возмущение Никиты Михалкова русофобией спортивного комментатора «Матч-ТВ» и ее прикрытие со стороны медиа-менеджеров вскрывает важную проблему — на федеральных каналах и в авторитетных российских СМИ по-прежнему работают люди, для которых русский мир либо сродни ненаучной фантастике, либо внутренне враждебен их ценностям и установкам. И это проблема уже не столько внутрикорпоративная (чем и объяснил телеканал «Россия 24» отказ в эфире Михалкову), сколько общероссийская и цивилизационная. Ключевая проблема для российского информационного пространства.

«Бесогон» Никита Сергеевич со свойственной ему интуицией и режиссерской цепкостью уловил и обнажил, может, даже того не желая, принципиальный момент, который до того времени как-то был в тени. Проведя параллель между хамскими выступлениями Ганапольского в украинских СМИ, русофобскими твиттер-сообщениями российского спортивного комментатора Андронова и тем, что ответ на них Алексея Пушкова в эфире ТВЦ был при повторе вырезан, а затем другой общероссийский канал отказался показывать программу самого Михалкова — он заострил внимание на том, что немало российских журналистов и руководителей федеральных СМИ относятся к русскому миру так же, как и нынешние киевские власти. Просто скрывают это».

Два наиболее важных момента в этой фразе: во-первых, что это «ключевая проблема для российского информационного пространства», во-вторых, «немало российских журналистов и руководителей федеральных СМИ относятся к русскому миру так же, как и нынешние киевские власти». Как сказал на одной из своих первых планерок руководитель одного центрального канала — «Вы не смотрите, что я говорю по телевидению. Я говорю одно, а думаю другое». То есть проблема носит массовый и системный характер — «Россия 24», ТВЦ, «Матч ТВ». Кто-то может привести другие примеры, в том числе из недалекого прошлого РИА Новости, например, когда в российское информационное пространство транслировались под одним названием новости с одним содержанием, а в западное — совсем с иным. По сути, либералы продолжают управлять российскими электронными СМИ. О какой патриотической информационной политике в данном случае может идти тогда речь? Как только Никита Михалков попробовал сказать главное — его тут же одернули. А что говорить тогда об остальной части патриотического российского информационного пространства, которое продолжает прозябать на задворках, не имея никакого финансирования от государства и работая за свои? Где государство? С кем оно?

Дело в том, что значительная часть московской элиты, особенно в масс-медиа, не принимает Россию Путина, не принимает Русский мир, не принимает тяжелый путь страны к возвращению в мировые лидеры. Им это не надо, поскольку несет с собой непредусмотренные риски и отказ от прежнего весьма небедного существования. Плюс социальные лифты немного начали работать, а кому хочется уступать денежное место тем, кто готов на нем рвать и метать за страну? Поэтому эта часть элиты просто мимикрировала, сменила окрас, но не сущность.

И опять не могу не согласиться с Эдуардом Бировым: «После Крыма и всплеска патриотических настроений эфир российского телевидения, конечно, сменился на соответствующий историческим вызовам и курсу власти. Но это внешний, публичный тренд, а внутри самого медийного цеха многие остались, как говорится, при своих убеждениях. Говорят в эфир «Крым наш», а сзади скрещивают пальцы. Освещают борьбу Новороссии — и не верят в идеалы борьбы. Говорят о том, что Украина и Запад — агрессоры, а сами считают, что виноват Кремль и личные амбиции Путина. Подмигивание зачастую довольно откровенно выражается в нездоровом сарказме ко власти и в целом ко всему традиционно русскому. Священники РПЦ для них «доставшие всех попы», георгиевская ленточка — «проект Миронюк», ностальгирующие по советской власти — «совки», возрождение российской армии — «военщина», великая российская история — «набор преступлений и дичи» и тому подобное.

Скажу больше, порой убеждения условного работника «Первого канала» не слишком отличаются от мнения условного работника «Эха Москвы». Просто один калымит на «режим», а другой — на «свободную прессу». Мне доводилось слышать от редактора федерального информационного агентства, как он при устройстве на работу спрашивал, а пойдет ли претендент на митинг Навального поддержать демократию. В другом крупном издательстве HR-команда при найме кадров исследовала записи претендентов в соцсетях — поддерживает «режим» или «демократию».

Могу только полностью поддержать данные слова эксперта, так как сам не раз был свидетелем истинного отношения медийной «элиты» к новому курсу России. Но тихонько сидят и «калымят». Но как только Путин даст слабину, они готовы тут же поднять головы. И коллективное «Эхо Москвы» польется почти изо всех щелей. В чем проблема? Проблема в кадрах. Проблема в том, что плохо работают социальные лифты. В региональных СМИ и в интернете полно профессионалов, которые действительно на высоком информационно-медийном уровне смогут проводить курс Путина в жизнь. Только кто ж их подпустит к тому уровню, где можно проводить?

«Отсюда, кстати, и такая топорность и перебор в пропаганде, которые заметны чем дальше, тем больше. Причиной тому не чрезмерное усердие и мракобесие, как можно было бы предложить, а ровно наоборот — насмешка над патриотизмом и ценностями русского мира. Когда принципиально не согласен с «политикой партии», но вынужден ей подчиниться, то лучшая возможность противостоять — довести ее до абсурда.

Хотите патриотизм? Вот вам его в таком виде и количестве, чтобы всех тошнило от патриотизма, а вернее, от великодержавного шовинизма. Хотите критику Запада? Вот вам примитивные антизападнические кривляния. Хотите образ современной России? Подгоним Стивена Сигала, Депардье и Роя Джонса как новых русских, а потом поиздеваемся над ними при удобном случае.

В результате ток-шоу на политические темы превращаются в нескончаемый балаган надоевших спикеров, в котором все меньше адекватности и все больше истерики. А информационная повестка дня главных каналов ограничивается исключительно бандеровцами и ценой на нефть, в то время как развитие собственной страны просто замалчивается.

Скажем, показали ли российским гражданам исторический процесс прокладывания электрического кабеля по дну Керченского пролива? А ведь это сложнейшая задача, которую в авральных временных рамках решали сутками напролет в любую погоду. Сняли ли ход уникальной стройки по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС? Много ли мы видим на российском телевидении отчетов о заводах, агрокомплексах, тихих подвигах учителей, врачей, рабочих? Нет этого в эфире. А знаете почему? Потому что редакторы считают это неинтересным по сравнению с криминалом и развлекухой» — отмечает Эдуард Биров.

Все так. Добавить просто нечего. Первые кнопки начинают терять контакт с реальностью. Люди устали от крикливых шоу и балагана. Нужны спокойные, но интересные передачи с участием экспертов, чтобы люди слышали аргументы, а не площадную брань, чтобы получали информацию, знания и потом могли формировать самостоятельную способность суждения. Нужна позитивная повестка дня, с реальными, а не выдуманными проблемами. С реальными героями. С реальными буднями. А так, каналы гонятся за рейтингами, а люди начинают от всего этого дуреть и недоумевать — куда смотрит государство?

«Молчать и делать вид, что ничего не происходит, не менее преступно. Ибо это дает благодатную почву для распространения заразы. На Украине домолчались до беды. Ведь здесь активные участники гражданской войны и приверженцы массового истребления населения юго-востока — наследники тех самых бандеровцев, преступления и само существование которых обсуждать считалось чуть ли не преступлением. Да об этом орать надо. И выжигать каленым железом. Пока не поздно…» — эти слова Никиты Михалкова должны звучать набатом в нашей борьбе за Россию, потому что колокол уже звонит, а рассчитывать в трудную минуту на центральные электронные и печатные СМИ будет большой глупостью.

Если говорить по сути, то стране нужна новая кадровая революция в центральных печатных и электронных СМИ. И не надо бояться, что придут люди якобы неподготовленные. СМИ — это такая вещь, где-либо человек уходит, либо становится профессионалом в очень сжатые сроки, независимо от уровня этого СМИ. И ведущую роль в этом процессе может занять администрация президента, ломая ту медийную, и не только медийную, систему, которая во многом работает не то что вхолостую, но откровенно против курса Путина, занимаясь, кто тихим саботажем, а кто — откровенными кривляниями. Новой России нужна новая элита.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня