Белорусская АЭС: метания между Россией и Прибалтикой

Желание построить собственную АЭС существовало в Белоруссии еще со времен СССР. Однако из-за Чернобыльской трагедии, а затем тяжелого экономического положения после распада Советского Союза, от атомной энергетики в республике отказались, но не забыли

НИКОЛАЙ РАДОВ, 18 Марта 2016, 23:01 — REGNUM  

После прихода к власти Александра Лукашенко в начале 2000-х годов этот вопрос снова был поставлен на повестку дня, что объяснялось стремлением страны стать энергонезависимой от России, газ которой обеспечивал практически всю выработку электроэнергии в стране. После долгих поисков инвесторов и компаний, которые могли бы взяться за возведение станции, в Белоруссию пришел российский «Атомстройэкспорт», который и начал в 2013 году строительство АЭС за выделенный Россией кредит в $10 млрд.

Официально Островецкая атомная станция, первый блок которой планируется запустить в 2018 году, должна помочь республике снизить потребление газа и превратиться из импортера в экспортера электроэнергии. Местные чиновники считают, что АЭС позволит ежегодно замещать около пяти миллиардов кубометров природного газа, что не только будет способствовать экономическому росту и снизит себестоимость производимой в стране электроэнергии, но и уменьшит выбросы парниковых газов в атмосферу на 7−10 миллионов тон в год. Позицию чиновников поддерживают и официальные эксперты из различных государственных исследовательских институтов, которые считают, что нестабильность цен на природный газ представляет реальную угрозу энергетической безопасности страны и может спровоцировать серьезные социальные последствия. Запуск же энергоблоков АЭС позволит производить электроэнергию на ядерном топливе в 2 раза дешевле, чем на традиционном, что, в конечном счете, снизит зависимость местной экономики от поставок углеводородов из России. Однако их оппоненты, которых в стране и за рубежом не меньше, считают совершенно по-другому.

Во-первых, необходимо понимать, что электроэнергия, полученная на АЭС, при всей совокупности вложенных в нее средств, выплат по кредиту, дотаций и прочего будет для Белоруссии вряд ли дешевле, чем нынешняя. По разным подсчетам, стоимость энергии, вырабатываемой АЭС, равняется приблизительно 15−18 центам за кВт/ч, а полученной на ТЭС — 3−3,5 цента. При этом белорусские власти так и не озвучили официальные цифры и по всей видимости, продолжают путать понятия «себестоимость» и «тарифы». В данном случае в Минске умалчивают о том, что себестоимость электроэнергии включает в себя все расходы, необходимые для ее производств, то есть полную стоимость строительства АЭС и ядерного топлива, последующее улавливание выбросов и утилизацию отходов, страхование техногенных и ядерных рисков, ремонт оборудования, различного рода отчисления на развитие устаревающего оборудования и т.п. Дополнительно к этому, до сих пор полностью не ясна ситуация и с отработанным ядерным топливом (ОЯТ), которое, исходя из официальных источников, планируется вывозить в Россию. Такое решение было ключевым моментом при заключении договора о строительстве АЭС. Однако еще в октябре прошлого года на конференции по изменению климата в Минске 29 октября 2015 года белорусские чиновники заявили, что «твёрдое топливо, те отходы, которые останутся после выхода из эксплуатации атомной электростанции, скорее всего, будут находиться на площадке АЭС и законсервированы вместе с ней». При этом информации о том, кто будет платить за переработку и консервацию ОЯТ широкой общественности так представлено и не было.

Во-вторых, по официальным данным известно, что к 2020 году, при плановом выходе АЭС на полную мощность, станция сможет выработать 39,9 млрд. кВт/ч электроэнергии, что составляет около 40 процентов от общего ежегодного потребления в стране. Однако в этом случае возникает несколько серьезных проблем, главной из которых является переизбыток электроэнергии. Дело в том, что солидная часть потребляемых в республике энергоресурсов сегодня тратится на выработку не электричества, как такового, а тепла: во время длящегося больше полугода отопительного сезона города в стране отапливаются едиными централизованными системами отопления, имеющими низкую эффективность и высокую энергоемкость. Поэтому значимость АЭС для рядовых потребителей будет минимальна, а для предприятий и сегодня хватает того, что вырабатывают местные ТЭЦ и ГЭС. А из-за кризиса в экономике промышленность Белоруссии вряд ли увеличит энергопотребление в ближайшее время.

В дальнейшем, с ростом переизбытка электроэнергии, энергетическая система Белоруссии вполне может оказаться на грани коллапса, так как АЭС просто так взять и остановить будет нельзя. Придется либо останавливать уже имеющиеся сегодня ТЭЦ и ГЭС, либо срочно увеличивать электрификацию всей страны: начиная от замены газовых плит в квартирах на электрические и заканчивая строительством мощных электрокотельных, а также переходом работы крупных предприятий на ночной режим, чтобы сохранить средний уровень потребление электроэнергии, необходимый для безопасного функционирования АЭС. Все это, а также многое другое, потребует дополнительных затрат, на что у государства просто нет средств.

Впрочем, решить проблему переизбытка в Белоруссии рассчитывают и путем экспорта электроэнергии в соседние страны. Однако на сегодняшний день эта затея кажется весьма сомнительной, если вспомнить отношение к данному вопросу со стороны Литвы и Польши. Саботаж строительства Островецкой атомной станции все еще является одной из главных задач Литвы, власти которой на протяжении нескольких последних лет апеллируют к международному сообществу с требованием заставить белорусов отказаться от атомной энергетики.

Это в очередной подтвердила и проходившая 15−17 марта в Женеве 35-й сессия Комитета по осуществлению Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо), где представители Литвы снова потребовали остановить строительство из-за его несоответствия международным стандартам.

Несговорчивость прибалтийский республик в последние годы не вызывает ни у кого удивления, так как появление в восточноевропейском регионе новой атомной станции, к строительству которой непосредственное отношение имеет Россия, абсолютно не входит в их планы. Тем более если учитывать, прибалты, по их словам, готовы окончательно «избавиться от российской энергетической зависимости» и в перспективе отключиться от энергосистемы БРЭЛЛ, в которую они сейчас входят вместе с Белоруссией и Россией. В подтверждении последнего, в конце прошлого года произошло символическое объединение электросетей Литвы, Польши (LitPol Link) и Швеции (NordBalt), а уже в начале февраля польско-литовское соединение заработало в обычном режиме. Более того, не сумев остановить начало строительства Белорусской АЭС, в Вильнюсе теперь считают своим прямым долгом саботировать стройку века у своих соседей. Недаром литовские чиновники уже неоднократно заявляли, что не будут покупать электроэнергию с Островецкой АЭС ни при каких обстоятельствах. И если для России, заморозившей пока свой проект Балтийской АЭС, в настоящее время вопрос об экспорте электроэнергии не столь актуален, то для Белоруссии, в случае одобрения в ЕС литовской инициативы, это станет серьезной проблемой. И в этом случае Минску просто придется искать точки соприкосновения со своими соседями и вести, как экономический, так и политический торги.

О том, что в Минске не оставляют надежд на будущий экспорт электроэнергии, свидетельствует хотя бы тот факт, что в Белоруссии сегодня идет комплексное строительство и реконструкция высоковольтных линий электропередачи напряжением 330 кВ, одна из веток которых должна идти в направлении Литвы. То есть, как только между странами будет найден некий компромисс, останется только изыскать деньги на строительство вставки постоянного тока, чтобы нивелировать эффект разной частоты, и электричество потечет в Европу. Вместе с тем, белорусские власти не отказываются и от переговоров с Польшей, как это уже было несколько лет назад, когда с Варшавой оговаривались условия строительства мощной трансграничной линии от АЭС.

Все вышеперечисленное будет подталкивать официальный Минск к попыткам договориться с соседями, поскольку проблему профицита около 14 миллиардов кВт/ч электроэнергии, который образуется после сдачи в эксплуатацию атомной станции в 2020 г, надо как-то решать. Сделать это, в том случае, если страны Прибалтики и Польша полностью подключатся к энергетической системе ЕС, будет довольно сложно и не по экономическим или техническим причинам, но только благодаря политическому фактору. Белорусам нужно будет предложить ЕС и своим соседям нечто такое, что заставит их изменить свою позицию. Это может быть все что угодно — от дешевой электроэнергии, до определенных политических уступок, которые могут потребовать уже не в Вильнюсе, а в Брюсселе. Какова будет на это реакция Москвы, которая является главным кредитором, строителем, а также поставщиком топлива и его утилизатором, догадаться несложно.

Читайте ранее в этом сюжете: Белорусская АЭС может стать могильщиком Балтийской АЭС

Читайте развитие сюжета: Энергетическое самоубийство: зачем Прибалтике собственные электростанции?

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня