Зубодробящая азбука: примитивная справедливость Перова

Даже простейший русский художник-передвижник свидетельствует: социальная революция — требование элементарной социальной справедливости

Модест Колеров, 2 Января 2016, 17:43 — REGNUM  

Смотрите галерею работ Василия Перова

Современный букварь приклеит к этому художнику целый набор отработанных штампов: народник, реалист, передвижник. Голова добавит к наклейкам главное — социальный критик. А искусствовед будет презрительно морщиться от примитива живописи и сюжетов, ища в кадриках вкусные детальки, лишь бы не говорить о главном — о том, что его, жертву пластических операций и гламура, и случайного посетителя Третьяковской галереи, жертву многодесятилетнего тяжёлого физического труда и запоя, до сих пор объединяет одно — абсолютное знание главных картин этого человека. И это ни придумать, ни опровергнуть нельзя.

2 января 1834 года (по старому стилю — 21 декабря 1833) родился Василий Григорьевич Перов (умер в 1882-м) — русский художник, которого обычная человеческая молва легко назовёт великим. Вот уже почти 150 лет простейшее знание о художестве, которое просыпается в русском человеке, первые же шаги делает рядом с картинками, тянется к картинкам Василия Перова. И потом всю свою жизнь все эти полные шесть поколений сквозь катастрофы и революции наш человек переходит от календарей к открыткам, плакатикам и обложечкам, ведомый до банальности известными и порой примитивными картинами Василия Перова. Перов занимает для них почти весь социальный горизонт изобразительного искусства, как Репин и Суриков — историческую живопись, Левитан и Куинджи — пейзажную, Васнецовы и Билибин — почти всю национальную сказку.

Когда вдруг и отныне оказывается срочно нужным для каждой новой государственности и революции научить человека не только инженерной азбуке, но и азбуке знаний о человеке, обществе и справедливости, на помощь элементарному зрительному просвещению приходит Василий Перов. Особенность нашего до сих пор не уничтоженного либеральными экспериментаторами и вивисекторами народного просвещения, которому враг приклеивает то избыточный лоялизм, то чрезмерный советизм и «тоталитаризм», состоит, однако же, в том, что в его основе лежит последовательная, тотальная социальная критика, где образами отвергаемого зла служат не только азбучные грехи, но прежде всего — оскорбление бедности, злоупотребление слабостью беззащитных, наглое презрение к окружающей нищете, самодовольное бытовое палачество мизерных начальников…

Детальную галерею этого отвергаемого зла (как А.Н.Островский — полный репертуар национального драматического театра) дал русскому народу именно Василий Перов.

Именно Василий Перов сопроводил эту галерею предметного и очеловеченного руками и ногами зла — индивидуальными образами его жертв: маленьких, стареньких, убиваемых и унижаемых, в защиту которых от зла у каждого живого зрителя в душе поднимается, как минимум, совесть верующего человека, а как максимум — воля социального революционера. С таким просвещением не могла и, главное, не хотела бороться в России ни одна власть, ибо против такой справедливости может быть только стадо самопожирающих зверей.

Смотрите продолжение галереи работ Василия Перова

Читайте также: Карл Брюллов, который купил свободу для крепостного Тараса Шевченко

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня