Инцидент на орской трассе в Оренбуржье глазами спасателей и жертв метели

Оренбуржец Павел Гусев пожаловался на службу спасения региона в видеобращении к президенту РФ, губернатору и главе регионального МЧС. В свою очередь, в МЧС заявили, что спасатели работали на пределе собственных сил для того, чтобы спасти людей из этих завалов

Оренбург, 6 Января 2016, 15:59 — REGNUM  Оренбуржец Павел Гусев, побывавший 2 января сутки в снежном плену на орской трассе в Оренбургской области, записал видеообращение к президенту РФ Владимиру Путину, губернатору Оренбургской области Юрию Бергу и начальнику местного МЧС Петру Иванову.

«Нас по сути сутки никто не спасал. Нас находилось человек 30 в своих машинах. Грелись, кто как могли. Потом объединялись, садились в другие машины — те, у кого закончился бензин — грелись там. Были беременные женщины, маленькие дети, пожилые люди. Я видел двух бабушек. Одна перенесла инсульт, другая — обморожение, по-моему, сильной тяжести. Некоторые люди, чтобы согреться, жгли в машине свои вещи, обивку салона. Мы звонили, куда могли. Нам отвечали: «Ждите, техника вышла из Кувандыка, Медногорска, Оренбурга, Орска, Беляевки, Гая» — отовсюду. Но в итоге к нам по сути так никто и не доехал», — отметил в обращении Гусев (орфография и пунктуация сохраняется), сообщает портал окувандык.рф.

Вместе с тем Гусев признался, что 3 января в полдень до застрявших с снежном заторе людей добрался «опять старый Кировец, старый КамАз-вахтовка и несколько человек спасателей. Это были водители, сотрудники полиции, ДПС и МЧС. Их было не больше шести человек, которые помогали нам выходить из своих машин».

Обращаясь к главе государства, оренбуржец сказал: «Наша Россия — великое государство. Она помогает буквально всем, всей загранице. Отправляет туда всё самое новое: современную технику, самолеты, обогреватели, палатки. А своих людей мы спасти не можем. Даже не сделали временные пункты, даже на этой вахтовке не привезли людям горячий чай, чтобы их согреть, чтобы они не замерзли в своих машинах, чтобы они смогли переждать погоду».

В свою очередь заместитель начальника ГУ МЧС России по Оренбургской области Сергей Коротков заявил, что поднять авиацию в такую погоду было абсолютно не реально: «Для того, чтобы нам оттуда вызволить вот те автомобили, что находились на трассе, нам приходилось трактором расчищать дорогу, выставлять «живой коридор», потому что водители не видели ориентиров на дороге. С полной уверенностью могу сказать, что все задействованные пожарные спасатели работали на пределе собственных сил для того, чтобы спасти людей из этих завалов», сообщает региональный портал ria56.ru.

По данным ГУ МЧС по региону, первую колонну с 15 освобожденными из снежного плена автомобилями сопровождали до Медногорска сотрудники ДПС. В течение суток полицейским удалось сформировать еще две колонны и вывезти с трассы около 50 автомобилей, застрявших на подъезде к основной пробке.

История с красной лентой, по которой обнаружили автомобиль с шестью замерзающими в нем пассажирами, обошла почти все федеральные СМИ. Спасательный отряд из сотрудников МЧС и полицейских Медногорска и Кувандыка несколько часов прорывались к людям. Они отыскали утонувшую под снегом «Тойоту», в которой находились мужчина, женщина, двое детей, 10 и 2 лет, сотрудник ППС из Медногорска и еще один оренбуржец, заблудившийся в метель на трассе во время спасательной операции, оба получили сильные обморожения. Они ждали помощи в салоне около 15 часов.

По словам сотрудника отделения ГИБДД МУМВД России «Кувандыкский», непосредственно принимавшего участие в спасательной операции, первой в снежный плен попала большегрузная фура. Просто встала в пути, обогнать ее легковые автомобили не решились. Стали останавливаться друг за другом. Именно в это время начался снегопад такой силы, что двухметровые барханы образовывались на дороге за считаные минуты. Видимость была нулевая, а ветер сносил с ног. Посыпались звонки о помощи.

«Друг за другом на трассе скопилось 37 машин. На протяжении 37 километров от 170 до 207 км трассы Оренбург-Орск. Время остановилось. Людям, которые ждали в автомобилях, казалось, что ничего не происходит. Начиналась паника. Заканчивался бензин. В салонах были дети. Между тем по ту сторону снежной пропасти развернули самую масштабную спасательную операцию за последние годы. Больше 50 единиц техники, около 200 человек — все прорывались сквозь ураганный ветер и снег к тем, кто ждал помощи», — сказал сотрудник полиции.

В очередную поездку для сопровождения автомобиля «ВАХТА» направили сотрудника полиции ППСП Данила Максудова. Грузовой автомобиль несколько часов пробивался к застрявшим на дороге людям. Полицейский принимал участие в эвакуации водителей и пассажиров. При спасении людей отдал ребенку свою куртку, а замерзающей девушке рукавицы. Данил Максудов получил обморожение рук.

«Когда увидели машину с лентой, она была занесена по самые стекла. Начали откапывать ее и сами опешили, потому что снег был «деревянным». Его невозможно было копать. Сначала откалывали штыковыми лопатами, потом совковыми, не знаю, сколько прошло времени. Видели только, что в машине кто-то есть и, слава богу, живые, потому что пытались протирать стекла, подавали сигналы. Когда открыл переднюю дверь, увидел детей, родителей, начали вытаскивать их из салона, закутав в одеяла», — отметил Максудов.

Вспоминая день происшествия, полицейский отметил, что мужчину на одеялах тащили по снегу, он не мог идти самостоятельно. Сам Максудов на руках нес двухлетнего мальчика, который был сильно напуган и постоянно кричал, вырывался: «Сердце сжималось, потому что у самого дочери 1,8 лет. Нес его и представлял, что это собственный, успокаивал, как мог. Шли снова по ветру, только на него и ориентировались. Не знаю, сколько шли. Пока не увидели впереди свой КАМАЗ, только тогда выдохнули. В машине уже их начали отогревать, чаю горячего налили. Помню, как девушка плакала. Они там провели более 15 часов… оказывается все это время мы, не останавливаясь, искали».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, в связи с ухудшением погодно-климатических условий и недостаточной видимостью автомобильных дорог 2 января ввели ограничение в движении транспортных средств на участках «Оренбург — Орск — Шильда — гр. Челябинской области» с км. 170 (с. Краснощеково) по км. 259 (поворот на г. Гай), «Орск — Актюбинск» с км. 8 по км. 135 (территория Казахстана); «Казань — Оренбург — Акбулак — граница с Республикой Казахстан» (участок дороги на территории Казахстана — «Актобе — Мартук — граница Российской Федерации»). 3 января объявлен режим ЧС.

Спасательная операция на трассе Оренбург-Орск длилась почти двое суток. По официальным данным, к ликвидации последствий происшествия на трассе Оренбург-Орск было привлечено около 200 человек и 55 единиц техники. С орской трассы 2 и 3 января эвакуировано 84 человека, 12 человек госпитализировано, один человек погиб. Орскую трассу для движения транспорта открыли только 4 января.

Читайте ранее в этом сюжете: Главе оренбургского ГУ МЧС предъявлено обвинение за ЧП на орской трассе

Читайте развитие сюжета: Губернатор Оренбуржья лично оценил ситуацию на орской трассе

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня